Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Анти-инвесторские кейсы

На что дальневосточные инвесторы пожаловались генпрокурору

«Господь создал нас без нас, но нас без нас не защитит»,— эту мысль в одном из интервью генпрокурор России Юрий Чайка назвал своим основным кредо. В Хабаровске в минувший вторник господин Чайка повторил эти слова, выслушав рассказы инвесторов о том, как их проверяют. «Паралич IT-инфраструктуры», отзываемые кредиты, простои и увольнения — и это еще не все, что случается с предпринимателями после жестких визитов правоохранителей. EastRussia выслушала три кейса о том, как сложно инвестировать на Дальнем Востоке, с не меньшим интересом, чем генпрокурор.

Анти-инвесторские кейсы
Фото: RFP Group
РЫБНЫЙ КЕЙС: МИНУС 126 МИЛЛИОНОВ ИЗ-ЗА «МАСКИ-ШОУ»

Об общих выводах совместной коллегии Генпрокуратуры и Минвостокразвития, посвященной защите прав инвесторов на Дальнем Востоке, EastRussia написало вчера, пообещав продолжение. Три реальные истории об инвестициях — ниже.

«Особенность нашего бизнеса в том, что при минимуме выделенных квот мы не может развивать традиционное рыболовство в исключительной экономической зоне, а осваиваем Мировой океан. Активно развивая глубокую переработку, мы до 85% продукции поставляем на внутренний рынок. Производим тару, ремонтируем суда — сами. Именно то, что наша деятельность такая разноплановая, это позволяет нам получать большой опыт взаимодействия с государственными органами и выявлять наиболее острые проблемы практики госрегулирования, правоприменения и контрольно-надзорной деятельности», — дипломатично начал управляющий группой компаний «Доброфлот» Александр Ефремов.

Оценка господина Ефремова звучала взвешенной на фоне того, что происходило 15 месяцев назад: тогда, весной прошлого года, принадлежащую «Доброфлоту» крупнейшую в мире плавбазу «Всеволод Сибирцев» и офис компании посетили вооруженные бойцы ФСБ и спецназа при таможне. Правоохранители заподозрили, что компания переупаковывает иностранную продукцию, то есть фактически осуществляет контрабанду, провели выемки и обыски. Расследование уголовного дела прекращено 21 апреля, но лежащие в его основе нормативно-правовые противоречия не разрешены.

Законодательство Таможенного союза, объяснил глава «Доброфлота», рассматривает любую продукцию, произведенную за пределами территориального мора, как иностранный товар. Но это противоречит российскому законодательству, которое определяет продукцию, аналогичную той, что производит «Доброфлот», как «продукцию из уловов водных биологических ресурсов», и упрощает ее оформление в российских портах, выводя из-под требований Таможенного кодекса ТС. «Данный термин позволял сформировать практику, которая существовала в течение трех лет. Именно эту позицию мы приняли за основу»,— объяснил бизнесмен.

Справка EastRussia. Бизнес «Доброфлота» (до 2015 года группа называлась «Примрыбснаб») ведется в открытом море. В ГК входят компании «Южморрыбфлот», «Новый мир», «Движение», Ливадийский ремонтно-судостроительный завод. Флот состоит из рыболовецких судов (проекта 503 — СТР «Дмитрий Шевченко», «Калиновка», «Стерлядь», «Киреевка», «Салма», «Седанка», проекта 420 — СТР «Калиновск», «Кострома», «Ноглики», «Пластун», РС «Таймень» и «Ураганный»), трех плавучих баз, перерабатывающих уловы (проекта 13490 — «Залив Восток» и «Капитан Ефремов» — и «Всеволод Сибирцев») и рефрижераторов («Гармония», «Комсомолия Калининграда», «Озёрск», «Прогресс», «Рустика», «Симфония»). Ежегодно «Доброфлот» выпускает порядка 150 млн банок консервов. Уловы на плавбазы сгружают рыболовецкие траулеры, причем не только российские. «Всеволод Сибирцев» за очередной 9-месячный рейс, стартовавший в этом июне, должен произвести 50 млн банок консервов.

В прошлом году Дальневосточное таможенное управление решило, что ввозимая «Всеволодом Сибирцевым» в Россию консервная продукция, в которой присутствуют уловы, поставленных иностранными судами, должна облагаться пошлиной — с этого все и началось. «На стадии декларирования таможенные органы не принимают решение по коррекции таможенной стоимости товара. Решение принимается, когда правонарушение превращается в преступление. Так было и в нашем случае. Наша продукция оформлялась в течение года. И только после года все это вылилось в достаточно жесткий уголовный процесс»,— сказал Александр Ефремов.

Уголовное преследование и его широкое освещение в СМИ вылилось для «Доброфлота» в серьезный ущерб, продолжил глава компании. В ноябре прошлого года Александр Ефремов рассказывал EastRussia, что «Доброфлот» из-за простоя, вызванного действием правоохранителей, был вынужден сократить около 600 сотрудников береговой переработки. На коллегии Генпрокуратуры он уточнил: «Хотя уголовные дела возбуждаются в отношении должностных лиц, репутационное воздействие происходит именно для хозяйствующего субъекта. Это ущерб кредитной репутации. В договорах займа большинства банков существует оговорка об одностороннем расторжении в случае возбуждения уголовных дел в отношении сотрудников компании. И кредиты реально отзываются, предприятия остаются без оборотных средств. В нашем случае из-за сокращения кредитования мы были вынуждены сократить более чем на шесть месяцев около 600 человек. Люди потеряли зарплату. Если взять только прямые убытки предприятия от преждевременного информирования общественности о возбужденных уголовных делах, они составили около 126 млн руб. за счет затрат на содержание предприятий во время простоя и штрафов из-за задержки оплат поставщикам».

В заключение Александр Ефремов попросил Юрия Чайку о трех вещах. Во-первых, «проверить законность избирательного применения норм Таможенного кодекса Таможенного союза и требований таможенных органов о помещении под таможенную процедуру рыбопродукции, прибывшей из открытой части Мирового океана и из исключительной экономической зоны РФ». Во-вторых, отменить один из пунктов одного из приказов ФТС. В-третьих, «в соответствии с посланием президента Федеральному собранию ограничить распространение информации о возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников юридических лиц до вступления в силу обвинительного приговора суда».

«А вы сами-то обращались? Сейчас новое руководство ФТС, исключительно профессиональный и порядочный человек возглавил сейчас»,— спросил у Александра Ефремова Юрий Чайка. «У нас, вы знаете, более 62 обращений во все органы государственной власти, в том числе таможенную службу,— волнуясь, ответил предприниматель.— Там действительно принципиальность момента заключается в том, что есть формальный подход. После вступления Таможенного кодекса Таможенного союза, одно уже выстроенное законодательство, российское, было фактически переплетено с Таможенным кодексом, который принимался без учета специфики России. Дело в том, что…». «Нет, детали не надо. Обращались, да?» — перебил объяснения Юрий Чайка. «Да, 62 обращения»,— ответил глава «Доброфлота». «Все, я понял. Мы посмотрим. Мы посмотрим, спасибо»,— заверил генпрокурор.

ЛЕСНОЙ КЕЙС: 500 ПРОВЕРОК ЗА ПОЛТОРА ГОДА

«Инвестиции в наш проект по созданию Дальневосточного центра глубокой переработки древесины в городе Амурске уже превышают 10 млрд рублей. За последние пять лет холдинг уплатил бюджетам более 10 млрд рублей налогов, отчислений и пошлин. Но вести бизнес и инвестировать в последнее время стало достаточно сложно — из-за большого количества проверок в отношении компании, осуществляемых государственными органами. Ситуация с проверками у нас такая: за 2016 год и начало 2017-го в отношении RFP Group было проведено более 500 проверок»,— начал президент RFP Group Константин Лашкевич.

«В основном это проверки соблюдения лесного и экологического законодательства и условий ведения лесного хозяйства. Но есть и новые типы проверок, с которыми мы столкнулись впервые. Более месяца проводилась выездная плановая проверка управления Федерального казначейства по Хабаровскому краю. Предмет — соблюдение нашими компаниями условий предоставления субсидий на приоритетный инвестиционный проект по освоению лесов, в том числе двух компаний, являющихся резидентами ТОР. Также проверка ФНС резидентов на предмет соблюдения налогового законодательства о ТОР. Также была проверка Комсомольской-на-Амуре межрайонной природоохранной прокуратуры АО «Дальлеспром» — тоже по приоритетному проекту. И также хотел отметить оперативно-розыскные мероприятия УФСБ по Хабаровскому краю. На предмет чего — пока обратной связи от ФСБ не получено, пытаемся понять суть вопросов ведомства, чтобы максимально конструктивно на них ответить»,— перечислил господин Лашкевич.

Справка EastRussia. Лесопромышленный бизнес RFP Group — крупнейший на Дальнем Востоке России. 42,16% холдинга принадлежит Российско-китайскому инвестиционному фонду (совместный актив РФПИ и китайского CIC), остальной капитал через Invest AG контролируют частные акционеры. При объеме разрешенной вырубки более 4 млн кубометров в год предприятия группы заготавливают порядка 2,4 млн кубометров древесины ежегодно и входят в тройку крупнейших мировых поставщиков леса в Китай.

С 2009 года в Амурске компания строит центр глубокой переработки древесины, уже частично заработавший. Проект предполагает строительство заводов по производству 300 тыс. «кубов» шпона, 240 тыс. «кубов» пиломатериалов и 90 тыс. тонн пеллет. На плановые показатели производство пока не вышло. Шпоновый завод дал в 2016 году 160 тыс. кубометров продукции, завод пиломатериалов в июне выпустил в тестовом режиме первую партию еловой доски и будет официально открыт в сентябре. Площадка, на которой ведет производство RFP Group в Амурске, в 2015 году вошла в территорию опережающего развития «Комсомольск». Статус резидентов ТОР имеют сразу две компании группы: ООО «Амурская лесопромышленная компания» и ЗАО «Амурский промышленный центр».

RFP Group «не хотелось бы жаловаться», но Константин Лашкевич обратил внимание на то, что многочисленные проверки создают риски нового типа для инвесторов. «Что самое важное, эти риски велики,— подчеркнул он.— Для примера, после того, как у нас в офисе были проведены оперативно-розыскные мероприятия ФСБ, деятельность многих компаний, входящих в RFP Group, была парализована. В частности, из-за того, что была парализована работа IT-инфраструктуры холдинга. Мы до сих пор не восстановили ее, даже спустя два месяца. А из-за распространения информации встал вопрос у кредиторов о деловой репутации. Это вылилось в решение нескольких банков о приостановлении кредитования, в том числе Сбербанка, что критично, когда мы запускаем новый завод и нуждаемся в оборотных средствах. Также мы были вынуждены отменить размещение облигаций на бирже «Восход», деньги от которого мы планировали вложить в новый проект — производство топливных пеллет».

В качестве еще одного примера Константин Лашкевич привел иск от одного из лесных заказников к RFP Group, предъявленный в конце 2016 года. Сумма претензий — 4 млрд рублей. «По результатам рассмотрения дело в первой инстанции развалилось, но как только попала информация в сеть, наши инвесторы-кредиторы узнали моментально, и многие процессы встали колом. Таких примеров много, и они ставят под угрозу существование всего бизнеса»,— сказал он. Президент RFP Group подчеркнул: «Мы хотим подчеркнуть ответственность государственных органов и степень влияния проверок на бизнес. В целом таких примеров немало. Мы предлагаем подумать о создании механизма предварительного контроля в части получения и использования мер господдержки с последующим предоставлением иммунитета инвестору по типу „одного окна“. Сейчас большое количество органов может проверять и интерпретировать, а любой иск на любую суму создает риск инвестирования»,— сказал он.

«А за какой период времени 500 проверок провели?» — поинтересовался Юрий Чайка. «Это 2016-й и первые пять месяцев 17-го»,— напомнил Константин Лашкевич. «Полтора года? Юрий Александрович, посмотрите, пожалуйста, — обратился к своему заместителю по Дальневосточному федеральному округу Юрию Гулягину генпрокурор. — Это невозможно, 500 проверок!». «Да мы уже привыкли, не жалуемся»,— ответил глава RFP Group. «Это плохая привычка, плохая! Господь создал нас без нас, но нас без нас не защитит, поэтому защищаться надо» — отреагировал Юрий Чайка под сдержанный шелест зала.

РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ КЕЙС: ВСЕМИ ПРОВЕРЯЕМЫЙ АКВАПАРК

Еще несколько историй о проблемах инвесторов рассказал Юрию Чайке камчатский губернатор Владимир Илюхин. «В конце прошлого года было приостановлено строительство одного из объектов этнокультурного комплекса в Петропавловске-Камчатском. Это один из резидентов Свободного порта. Формулировка: отсутствие у юрлица согласования от терруправления Росрыболовства на проведение строительных работ в водоохранной зоне. Согласование там имелось, это выяснилось уже в процессе проверки. В начале этого года запрет отменен. Но уже в середине месяца строительство было вновь остановлено и запрещено. На этот раз — из-за отсутствия согласования Росрыболовства на проведение работ в Авачинской бухте, в то время как объект расположен в водоохранной зоне озера Култучное. Только после вмешательства полпреда по ДФО и замгенпрокурора в ДФО ситуация была разрешена, и проект реализуется»,— сказал глава региона.

Не меньшим «стопором» на пути инвесторов являются внеплановые проверки, продолжил губернатор. «Яркий пример — первый реализованный в рамках ТОР „Камчатка“ проект по строительству аквапарка. С момента ввода объекта в эксплуатацию в конце прошлого года органами контроля и надзора в отношении предпринимателя проведено 12 внеплановых проверок. Все они проведены в соответствии с существующим порядком, согласованы в Минвостокразвития. Одна проведена МЧС, одна — Роспотребнадзором, и десять — государственной инспекцией труда. Инвестор, который вложил в проект около 2 млрд рублей, построив объект, аналогов которого нет на всем Дальнем Востоке, находится сейчас в разбирательствах. А причина проста: в течение длительного времени не выплачивал зарплату своим работникам»,— рассказал Владимир Илюхин.
«В ходе проверок, — признал он,— факты нарушений в большинстве случаев подтверждаются, но где найти этот баланс, чтобы дать работать инвесторам? Мы для этого ТОР и создавали?».

Услышав эту фразу, к обсуждению подключился вице-премьер Юрий Трутнев. «Я прошу прощения, вы сказали, что нужно искать баланс. Я не понимаю такой постановки вопроса. У нас контрольно-надзорная деятельность должна обеспечивать соблюдение прав граждан и развитие. Она же не на вред, не на развал государства направлена? У меня знаете, какая просьба. Вы сейчас перечисляете, не выплачивал зарплату. Слушайте, вы же губернатор. Вы должны были с человеком встретиться и помочь. Построили важный для Камчатки и убыточный объект, помогли со строительством, с банком помогли. Но это же и есть работа губернатора»,— сказал Юрий Трутнев.

Справка EastRussia. Аквапарк «Чудо Остров» начали строить в феврале 2014 год и ввели в эксплуатацию в декабре 2016-го. Затраты на строительство первой очереди — чуть более 600 млн руб. Собственник объекта — местный предприниматель Александр Ветчинов. Парк расположен на территории базы отдыха «Лесная» в Елизовском районе. Аттракционы рассчитаны на посещение более 700 человек одновременно.

После завершения заседания коллегии EastRussia прямо спросило камчатского губернатора: и что с аквапарком дальше? «Он как работал, так и будет работать. Я уже не стал там, на коллегии, озвучивать, но там целый комплекс мероприятий в крае осуществляется, чтобы им помочь. В том числе в части организации массового приезда детских групп, чтобы поднять посещаемость. Но есть проблемы, которые лежат в технической плоскости — Ростехнадзора, пожарных служб. Это связано с безопасностью людей, через такие вещи переступать нельзя. Много было жалоб от посетителей комплекса на шероховатости, понятно, новое предприятие, оно обкатывается»,— сказал губернатор.

Он подчеркнул, что аквапарк — это социально-ориентированный объект, очень важный для Камчатки, и инвестор свой регион «очень любит» и хочет строить вторую очередь аквапарка, но  для этого нужно решить вопросы с финансированием. «Часть средств на первую очередь у него была заемная, сейчас есть определенные сложности, но руки не опускаются, мы будем его поддерживать»,— заверил глава Камчатки. «Если предприятие болеет такого рода болячкой, нужно приходить, помогать, а не так, чтобы в угол его поставить, и он бизнес свой прекратил»,— добавил Владимир Илюхин.