Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дмитрий Волков: «Нельзя отрицать, что дело пошло»

Зампред хабаровского правительства о плане развития Комсомольска-на-Амуре

В минувший понедельник заместитель председателя правительства Хабаровского края Дмитрий Волков в прямом эфире радиостанции «Восток России» рассказал двум соведущим, в том числе главреду EastRussia Дмитрию Щербакову, что происходит в подведомственном Комсомольске-на-Амуре. Ниже приводим выдержки из интервью — специально для наших читателей.

Дмитрий Волков: «Нельзя отрицать, что дело пошло»
Фото: Фото: Личный фотоархив Д. Волкова на Facebook
— Скажите, когда крайний раз сами были в Комсомольске-на-Амуре?
— На позапрошлой неделе.

— Что делали, что видели? Где были?
— У меня стандартный совершенно маршрут, который образовался в Комсомольске-на-Амуре. Моя задача там — посетить как можно больше строек, это во-первых. Во-вторых, это контакт с администрацией по координации нашей деятельности. Ну и — если удается — погулять по набережной, встретиться с людьми, поговорить. Когда удается, это здорово. В прошлый раз вот не удалось.

— Судя по вашему аккаунту в Facebook, не просто прогуляться — пробежаться по набережной?
— Пробежаться — да, но, к стыду моему, мне еще ни разу не довелось. Я очень планирую сделать это на этой неделе. Как раз завтра планирую очередную поездку в Комсомольск-на-Амуре, там будет у меня немного побольше времени. Поэтому я обязательно возьму с собой спортивный костюм и кроссовки и непременнейшим образом пробегусь.

— А вы как-то для себя подсчитывали, вы больше передвигаетесь там по административным зданиям или по улицам и стройплощадкам и общаетесь с людьми непосредственно?
— Больше все-таки по стройкам.

— И там, получается, простые-то комсомольчане остаются за пределами вашего внимания — только строители?
— Да, есть такая, к сожалению, проблема. Но это связано и с моим функционалом в правительстве как проектного менеджера — он заключается в том, чтобы реализовывать именно долгосрочный план. А у него сейчас наибольшая актуальность как раз у так называемого раздела второго: это 27 мероприятий, 47 объектов. Сейчас эти 27 мероприятий выливаются в объекты. И каждый из них нужно запроектировать, пройти соответствующую экспертизу, потом начать строить. Все это хлопотная история и отнимает большую часть времени.

Что касается проблем, которые комсомольчане высказывают. За полгода у меня было достаточно времени, на самом деле, чтобы в эту тему погрузится. Более или менее представление у меня, как мне кажется, сложилось, даже есть некоторые варианты решений — как вещей стратегических, так и совсем простых. Это займет время и это надо делать, наверное, постепенно, параллельно с реализацией мероприятий долгосрочного плана.

— Все-таки для рядового обывателя не совсем, может быть, понятно. Есть правительство края, есть мэрия Комсомольска-на-Амуре. Тут появляется в правительстве края челвоек, который курирует отдельный город. Это что, необходимость какая-то? В ручном режиме, новый проект, раньше так не делали — почему?
— Это интересное решение, на самом деле. Я бы не сказал, что это очень традиционное решение. Но оно очень укладывается в парадигму, которая начинает сейчас пропитывать государственную власть. В чем тут логика. Смотрите, когда долгосрочный план приняли, вышло распоряжение правительства, какая модель была взята? У нас все объекты разделили между курирующими их заместителями председателя правительства Хабаровского края. И они все начали это все реализовывать. Эта модель была опробована в наводнение 2013 года, оттуда ее истоки, и она показали себя очень эффективной. Когда нужно что-то действительно штурмовать, лучше всего получается — есть персональная ответственность.

Но в чем было определенное торможение? Нужно обеспечить взаимодействие муниципалитета, правительства края, которое неплохо скоординировано, и еще федеральных ведомств. Получается 10 зампредов — одна администрация. Много дублирования. То же самое, есть отраслевые министерства отраслевые — они взаимодействуют по своей линии, министерство образования края и аналогичным РФ. А есть такие общеэкономические министерства: Минфин, Минэкономики. И там тоже дублирование постепенно начало возникать.

Вот эти мелкие нестыковочки образовывали шум, который и подтормаживал план. Поэтому чтобы ничего не подтормаживало, было принято такое решение. В бизнесе это, кстати, стандартное решение. Проектный менеджер осуществляет координацию и взаимодействие между всеми субъектами процесса. А их большое количество: планом занимается полтора десятка госкорпораций и полтора десятка различных министерств и ведомств. Вполне себе достаточно работы, поверьте.

— 12 июня Комсомольск-на-Амуре  празднует свое 85-летие.
— С наступающим.

— Да, ждут люди этого события. Была такая раньше хорошая традиция какие-то объекты к дню рождения сдавать, дарить подарки. Что-то будет?
— Из того, что мы постарались сделать совместно с администрацией к дню города — это, конечно, дороги. Часть дорог, которые были в плане в первой половине года, заасфальтирована. Что касается объектов больших, а долгосрочный план — это все-таки объекты большие, — то их приурочивать даже к такому замечательному юбилею вряд ли целесообразно. Лучше делать в плановом режиме, предположительно качественнее получится. Поэтому мы ничего такого экстраординарного делать не стали.

— Какие объекты будут сданы первыми?
— В этом году пять объектов, которые должны быть реализованы. Это водопровод, газопровод, первый участок дороги Лидога—Ванино 51-53 км. Это еще не существующая дорога, которая соединит Комшоссе на Дзёмгах с улицей Пермской, которая образует кольцо на микрорайоне «Парус» и обеспечит такой подъезд к площадке ТОСЭР, который не проходит через жилую зону. Достаточно будет комфортно, хорошая, красивая улица, будущее развитие этого места.

— Вы сейчас упомянули ТОСЭР. Дорога к ней будет подведена, а, собственно, начались ли какие-то работы на самой площадке, бизнес туда пришел, начались ли вложения?
—  Да, вложения начались, несмотря на то, что площадка «Парус» только к концу этого года будет полностью обеспечена коммуникациями. Пришел интегратор, во-первых, который сейчас дополнительный импульс даст площадке — это что-то подобное промпарку «Авангард» здесь, в Хабаровске. И есть первые, я бы сказал, пять, а на самом деле несколько больше, очень реальных компаний, которые готовы выстраивать кооперационные цепочки с нашими авиастроителями.

Задачка на самом деле оказалась не такая-то простая — по нескольким причинам. Может быть, не полностью готово федеральное законодательство. Потом и компаний таких не очень много, которые могли бы работать на такие заводы как КнААЗ и ГСС. Тем не менее, правительство края, мне кажется, сделало все, что только возможно, и такие компании появились.

— Это местный бизнес?
— Нет, это не местный бизнес.

— Разговаривали мы в апреле с одним местным предпринимателем, который занимается инновационной тематикой, создает автоматизацию линий производства. Ну и он с таким небольшим сожалением констатировал, что выйти малым предприятиям с оборотами скромными, в 10-50 млн рублей, на кооперацию с крупными госкорпорациями — просто нереально. И поэтому для таких предпринимателей в Комсомольске-на-Амуре этот уровень заказов — это потолок, и поэтому потом нужно выходить на Хабаровск или начинать другой бизнес. На этот счет что думаете?
— Смотрите, по нашим оценкам, авиастроители закупают у местного бизнеса до 5% от суммы проектов. И это связано с неготовностью, наверное, местного бизнеса. Другой у меня пример есть — «Росстатом». Он для того, чтобы создавать эти кооперационные цепочки, много очень сил и времени вложил в то, чтобы готовить малый бизнес. Это переналадка процессов, повышение квалификации менеджмента, это соответствие стандартам, которые есть у компании. КнААЗ и ГСС — это очень современные и сложившиеся заводы с хорошей внутренней кооперацией. В рамках реализации индустриальной модели ОАК, по которой и необходимо выводить все эти низкие переделы на аутсорсинг, требуется много времени и усилий с обеих сторон.

Какая логика у правительства? Мы будем делать то, что давно задумали. К концу года будет полностью снабжена площадка всем, чем нужно, с беспрецедентным преференциальным режимом. И есть некоторое количество российских компаний, которые имеют опыт взаимодействия с авиастроением, которые мы хотим сюда затянуть на локализацию, и они охотно сюда идут, чувствуя рынок.

Вот это создаст постепенно модель, на которую можно будет потихоньку нанизывать и местный бизнес, готовить его. Эта работа уже началась, насколько мне известно, было несколько встреч на площадке авиастроителей. От этих чудных открытий, что в Комсомольске-на-Амуре, оказывается, например, одежду шьют, до сделки — некоторое количество времени. Обе стороны в этом направлении пошли, и эти три компании, которые взялись, и авиастроители. Это будет, как мне кажется, начало большого и интересного дела.

— Если говорить о видимых вещах, сейчас в интернете много картинок с разрисованными домами в Комсомольске-на-Амуре.
— Самолет и тигр?

— Да. Это, как мы понимаем, не часть комплексного плана, но смотрится. Будет продолжена эта практика?
— Это совсем не менее интересная часть, чем сам план. Он закрывает бреши, это крупная история. А есть еще много мелких дел. Они хоть и мелкие, но полезные. И на них-то больше всего комсомольчане и реагируют. Это дворы, тротуары, газоны, общественные пространства, лавочки. Место, наконец, чтобы с коляской можно было погулять, в том числе детям, просто себя показать, Арбат такой — нет его. Это мне стало понятно, как только я приехал, я все это услышал сразу.

Посоветовавшись с администрацией города, мы решили, что правильно будет это развивать в рамках такой программы «Город как центр притяжения». Но это программа не из серии «дайте нам бюджет, будем осваивать», — она должна постепенно складываться при взаимодействии администрации и горожан. Туда-то как раз все лавочки, дворы и красивые и интересные вещи, которые появляются, мы и должны погружать. И финансироваться все это будет по-разному. Что-то — из краевого бюджета, и уже финансируется, из федерального, и многие другие вещи.

Еще очень важная история — это развитие жилищного строительства. Такую задачу на последнем расширенном заседании правительства поставил губернатор Вячеслав Шпорт. Оно по понятным причинам в последние годы практически не развивалось, по крайней мере, как частный девелоперский бизнес. Такая задача поставлена. Это еще одна тема, которая войдет в эту большую программу. Идея — сделать город приятным для жизни. Не могу сказать, что это займет пять минут нашей работы.

—  Провокационные вопрос: смотрите, а может быть, нужно было эти 63 миллиарда из всех источников пустить на то, чтобы покрасить бордюры и построить людям новое жилье, и это возымело бы гораздо более яркий и быстрый эффект для развития Комсомольска-на-Амуре?
— Это сложный вопрос, который я на самом деле себе иногда тоже задаю — теоретически, потому что практически мы работаем в рамках поставленных задач. Как гражданин я себе этот вопрос задаю, и ответ у меня на него: думаю, что все-таки все правильно было сделано. Так жизнь и экономика устроены, бизнес, что большое притягивается к большому, а не к маленькому. Можно покрасить все бордюры, завтра их снова испачкать — и закрыли тему. Что про нас люди скажут, что уж там, хоть мы и в прямом эфире: «Они таким образом что делают с деньгами?». Нет следа, и к чему это притянешь, что, люди поедут в город лучше, если в нем бордюры будут покрашены — только?

Поэтому идеология у нас какая. Мы же не просто по-стахановски реализует несколько объектов. Она до меня была задумана, но она правильная совершенно. Есть два фактически общественных центра города: центр и Дзёмги. Они все эти годы были не застроены. У нас есть уникальная возможность их начать формировать. Причем «ядром» должны быть бюджетные инвестиции, а к ним потянутся частные. Совершенно правильная модель. А вот когда мы это начали, стало видно, что там копают, здесь стройка, дело пошло, появляется и большая инициатива.

Это же от людей зависит. Кто должен определять, тигра рисовать или рысь? Как это? Я слышал про этого тигра, у которого лично по мне симпатичная морда, много критики: лапы неправильные, то не так и это. Это же процесс. Вот покрасили банально на Дзёмгах балконы в разные цвета. Были серые дома, стали повеселее. Первая реакция была, я же читаю в соцсетях: что там, пестро, нет вкуса. Это первая реакция, какое-то отторжение. Эти вещи мы должны притирать. И история с городом как центром притяжения — это нужно делать без спешки, постепенно, с умом, разумно. Мы делаем — нас критикуют, где-то можно откатиться назад. Таким путем нужно идти. Администрация им и идет.

— Вы говорите, в соцсетях увидели. Еще какие-то прямые каналы обратной связи есть, не через совещания?
— У меня появилось в Комсомольске-на-Амуре несколько друзей-товарищей, которые делятся со мной своими впечатлениями. Это нормальная, я считаю, история. Соцсети дают много, потому что реакция там живая, непосредственная. То, что может и постесняются сказать в лицо. Второе — много и официальной информации, много исследований проводят и правительство края, и администрация. Недостатка в информации нет.

— Но риторика-то у людей изменилась? Стали по-другому на жизнь смотреть?
— Есть вещи, которые нельзя отрицать. А нельзя отрицать то, что дело пошло. Выходишь на улицы Комсомольска-на-Амуре, и это есть, это люди чувствуют. Определенный скепсис тоже есть. И чтобы за полгода практической работы лопатой мы этот скепсис убрали, такого я даже и не ждал. Да и неплохо это. Во-первых, комсомольский характер, это всегда должно быть. Во-вторых, мы получаем отрицательную обратную связь, а только такие системы являются, как известно, эффективными. Что-то мы все равно делаем не так, мы тоже люди, и появляются и сомнения, и изменения.