Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Инновационный Китай

Инновационный Китай

Владимир Лукашев

эксперт по Китаю и Юго-Восточной Азии

Владимир Лукашев, член Совета выпускников МАИ:
В воспоминаниях детства Китай представлялся мне неким анекдотом о том, как китайцы всей страной запускают спутник при помощи большой рогатки. Но вот недавно у меня была встреча с китайским предпринимателем, который попросил меня посодействовать закупке мазута в России. Я знал, что основной бизнес этого парня находится в одном из технопарков Китая, и спросил его, причем здесь мазут и почему он не хочет поискать в России что-нибудь более инновационное. «Мазут можно выгодно продать в Китае, если цена хорошая» - пояснил мой знакомый, а вот инновационное… Он поморщился и рассказал мне, как он в свое время имел глупость купить «Ладу» и что из этого вышло.

«Массаракш», - подумал я, совсем как тот герой братьев Стругацких. Точно, мир вывернулся на изнанку. И вот что мы видим в этой новой реальности:

В настоящее время на территории Китая действуют следующие основные административно-экономические образования с льготными режимами:

- 5 специальных экономических зон;

- 90 зон технико-экономического развития государственного уровня;

- 75 зон новых и высоких технологий;

- 13 свободных таможенных зон;

- 14 зон приграничного экономического сотрудничества государственного уровня;

По сути дела, это зародыши нового Китая - сверхдержавы 21-го века. Но надо все же сказать, что достижения России в области науки и техники не ограничиваются производством автомобилей «Лада». Китай вполне могут заинтересовать наши разработки в военной, космической и авиационной отраслях, а также в области энергетики, и прежде всего атомной. Что же касается Китая, то нам в первую очередь интересен опыт форсированного развития Китая, особенно в области новых технологий. А опыт этот основан на двух принципах. Конфуцианской этики и здравом смысле. Впрочем, и само понятие здравого смысла было определено Конфуцием в «Пяти принципах праведного человека».

История Китая насчитывает пять тысяч лет. Основа национального мышления китайцев была сформулирована Конфуцием еще в пятом веке до нашей эры. С той поры были взлеты и падения конфуцианства. Были времена, когда приверженцев этой идеологии закапывали в землю живьем, а были времена, когда нельзя было рассчитывать на успех, если ты не придерживался принципов конфуцианства. В конце концов, учение Конфуция стало основой ментальности китайцев.

Что же касается здравого смысла… Помните басню про мужика и медведя? Ну, там где хитрый мужик и тупой медведь делили вершки и корешки? Так вот, хитрый мужик явно был китайцем. А тупой медведь – международным сообществом.

Первым прагматиком в новейшей истории Китая был Дэн Сяо Пин. Это он сказал: «Не важно, какого цвета кошка, важно, чтобы она ловила мышей». И начал использовать те принципы, которые работают, а не те, которые рекомендует «идеология». Кстати говоря, все великие реформаторы были прагматиками. Ли Кван Ю в Сингапуре использовал всю палитру экономических возможностей от государственных «чеболей», которые он создавал для ускоренного развития Сингапура, до либеральной приватизации этих самых «чеболей» и форсированного создания конкуренции. И каждый шаг он делал по известному принципу Наполеона: «Решающие силы в решающем месте в решающий момент». Он использовал те экономические инструменты, которые были ему нужны для достижения необходимого в данный момент результата. Так же действовал и Чан Кай Ши – создатель тайваньского экономического чуда. Вообще, руководители Тайваня большие прагматики. Впрочем, как и все тайваньцы. Надо воевать с коммунистами – воюют. Надо налаживать отношения и финансировать развитие КНР – и налаживают и финансируют. Как-то раз я был в гостях в одной агрокомпании на Тайване. И хозяева продемонстрировали мне карту КНР, на которой точками были отмечены филиалы этой компании на континенте. Так вот, у меня создалось впечатление, что в карту Китая выстрелили дробью из большой двустволки. Причем сразу из двух стволов. Карта была в мелкую точку. А ведь это огромная работа по подъему сельского хозяйства КНР. И работу эту провели тайваньские «враги» КНР. Насколько разумными и прагматичными должны быть обе стороны конфликта для того, чтобы принять решение о том, что «война войной, а обед по расписанию».

Когда руководители КНР, и в первую очередь Дэн Сяо Пин, перестали руководствоваться коммунистической идеологией и стали смотреть на мир широко открытыми глазами, перед ними стал вопрос: «Как запустить опережающее развитие экономики страны и догнать в своем развитии «цивилизованный мир»?»

Во-первых, они объявили реальную войну коррупции. Задача была тяжелейшая. У китайца понятие «гуанси» ( связи) впиталось с молоком матери. Однако уже был интересный опыт Сингапура, где «Железный Ли» победил коррупцию с помощью жестоких и неотвратимых наказаний. Причем начал он со своих соратников. КНР пошла по тому же пути. Руководство страны поняло, что коррупция это не воровство и взятки как таковые, коррупция - это когда воры и взяточники остаются безнаказанными. И сегодня в КНР получить расстрельный приговор за коррупцию в особо крупных размерах легче легкого. Так, если, например, представить, что «залоговые аукционы», которые прошли в России с нарушением всех мыслимых и немыслимых законов, состоялись бы в Китае, то ни один из их участников или организаторов не остался бы на свободе и никто бы не обратил внимания ни на их высокие должности, ни на их связи с руководством страны. А уж то, что капиталы, полученные таким образом, были бы конфискованы по приговору суда, то в этом можно не сомневаться. Так, руководство страны «расчистило площадку» для строительства новой сверхдержавы и сделало предпринимателя уважаемым человеком.

Китаец знает, что если у человека есть деньги, он их заработал, а не украл. Богатый человек в Китае – человек уважаемый.

Во-вторых, Китай поступил в духе У-шу – сделал свою слабость своей силой. Бедность населения они превратили в движущую силу развития страны. Дешевая рабочая сила сама по себе зло. Но если пригласить в страну ведущие мировые корпорации и создать условия для их развития – зло превратится в ишака, который потащит на себе экономическое развитие страны. Рано или поздно придется стимулировать рост доходов населения, но на первом этапе развития подобный план работает очень хорошо.

В-третьих, Китай начал учится у тех, кто преуспел в своем развитии. Что-то китайцы покупали, а что не могли купить, копировали без спросу. Нехорошо? Конечно нехорошо, но такова жизнь. Так Китай прошел за десятилетие путь, который у других стран занял столетие.

В-четвертых, руководство Китая осознало, что основная ценность это не нефть и газ, а люди. При этом люди образованные. И если у нас в России в начале девяностых можно было прочесть в СМИ сетования о том, что в России слишком много людей с высшим образованием, то руководство Китая, наоборот, всячески пропагандировало необходимость получения высшего образования, а наиболее способную молодежь бесплатно направляло учиться в лучшие ВУЗы наиболее развитых стран мира. И никого не останавливало то, что очень многие из этих студентов оставались в тех странах, где учились. Те, кто посылал студентов за рубеж, планировали свою работу на века. Они знали, что придет время и эти специалисты вернутся в Китай и станут интеллектуальной основой их страны.

Вот так руководители Китая заложили основу динамичного развития своей страны и начали превращать Китай в сверхдержаву двадцать первого века.

Сегодняшний день Китая не без проблем. Рабочая сила дорожает, крепнет осознание того, что будущее имеют только страны, способные реализовывать свои собственные разработки, а не жить за счет использования чужих. Да и на незаконное использование чужих идей руководство страны перестало закрывать глаза. Вот тут и потребовался интеллектуальный потенциал тех, кого посылали учиться за рубеж. Да и в самом Китае к этому моменту был создан потенциал хорошо образованных интеллектуалов, готовых работать над развитием собственной науки, прикладных научно-исследовательских работ и экспериментальных разработок.

В 2006 году в Китае был принят, так называемый, «План 2020». Это развернутая программа развития страны с упором на использование именно инноваций. Целями этого плана являются:

1. Построение инновационной экономики через создание собственных инноваций и уменьшение зависимости от иностранных технологий;

2. Превращение предприятий и делового сектора в центральную движущую силу процесса построения национальной инновационной системы;

3. Достижение прорыва в стратегических областях технологического развития.

И надо сказать, что у руководителей Китая слово обычно не расходится с делом.

Впрочем, для того что бы понять, каким Китай будет в будущем, совсем не обязательно иметь машину времени. Достаточно, посмотрев рисунки и фотографии старого Шанхая, посетить Шанхай сегодняшний. Контраст разительный.

Вот как описывал Шанхай много лет назад И.А Гончаров, который смотрел на город со своего фрегата «Паллада»: «Вот и Шанхай виден... Суда и джонки, прекрасные европейские здания, раззолоченная кумирня, протестантские церкви, сады - все это толпится еще неясной кучей, без всякой перспективы, как будто церковь стоит на воде, а корабль на суше...»

Сегодня же этот город, который во истину никогда не спит, производит впечатление города будущего. Когда смотришь на район Пундун со стороны реки Хуанпу то, открывающийся вид напоминает кадр из футуристического фильма. Особенно это зрелище впечатляет ночью, когда залитые огнями небоскребы резко выделяются на фоне ночного неба. Улица Нанкин Лу оглушает своей суетой и вечным нескончаемым шопингом. Площадь Сенчери Плаза завораживает своими шоу.

Все это заставляет вспомнить лозунг, который был у Всемирной выставки Экспо 2010 Шанхай: «Лучший город - лучшая жизнь».