Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Хабаровский проект поставит шатры в Грузии

История о том, как первый глэмпинг-парк должен был открыться на Дальнем Востоке, но нашел себя в одной из соседних республик

Проект «глэмпинга», или кемпинга с сервисом отеля родился у Виталия Язвенко и Александра Колбина из многолетних утомительных походов. Отдых на природе с опцией all inclusive популярен в мире, и предприниматели задумались о том, чтобы построить такой туристический объект на Дальнем Востоке. Решили взять ДВ-гектар или купить землю в привлекательном месте. Полтора года навещали разные ведомства Хабаровского и Приморского краев, но ничего не вышло. Почему? Об этом автор проекта рассказал корреспонденту EastRussia перед тем, как сесть в самолет до Тбилиси.

Хабаровский проект поставит шатры в Грузии
Фото: Александр Колбин
ТАЁЖНЫЙ ЛАУНЖ
Рюкзак размером с туриста, палатка в лесу, туалет под кустом и каша в котелке – стандартная походная романтика, «чек» за любовь к природе. Казалось бы, а как иначе? История хабаровского глэмпинга началась с того, что Виталию Язвенко сотоварищи захотелось праздника. На смену палаткам пришли шатры с кроватями, качественным текстилем и стеклянной посудой. Это было только для своих, но на свет гирлянд и кинопроектора, которые ребята также брали с собой, поспешило много желающих. Тогда походники впервые задумались о коммерции.

редакт.jpg
Фото: Александр Колбин

– Одно время мы стояли на «Воздух-парке» [пригород Хабаровска – прим. EastRussia], но когда у них шли свадьбы, мы друг другу мешали, рассказал Виталий Язвенко. – Тогда мы сосредоточились на походах. Например, двигаем на Анюйские скалы Надге, перед гостями туда заскакиваем, ставим шатры, мебель, наряжаем, и получается настоящее волшебство. Совсем не то, что обычно в походах! Цена у нас была вдвое выше стандартной: выйти рядом с городом стоило 5 тыс руб за сутки, на «Тигровый дом» или Анюйские скалы, куда примерно 300 км на машине, поход стоил 10-15 тыс руб. Один случай показал нам, что мы делаем не фигню, а востребованный сервис. Собрался поход на 30 человек, но одна девочка откололась: нашла дешевле. Приезжаем, ставим лагерь на «Тигровом доме». Чуть позже другая группа ставит по соседству обычные палатки. Подходит девочка, и говорит: «Черт, лучше бы я доплатила и была бы сейчас с вами!»

22045824_10207961332831760_5085400050371431957_n.jpg
Фото: Александр Колбин

Первые шатры «гламурные» походники заказывали в КНР. Но они промокали и плесневели, и тогда выручила одна из мастерских Хабаровска, пошила для экспериментаторов 6 стандартных и один большой шатер. С ними команда Виталия Язвенко стала искать постоянное место: ездить с потяжелевшим хозяйством по сопкам было затратно и по деньгам, и по времени. Саша Колбин к тому времени сосредоточился на фото-прогулках, и дороги предпринимателей разошлись.

– Мы попытались получить землю через чиновников. Сначала я взял дальневосточный гектар на Анюйских скалах Надге, продолжил Виталий. – Зарегистрировал через сервис участок, мне пришло подтверждение, что всё ок, приходите за документами. А через две недели звонок, говорят: «Ой, извините, мы ошиблись, это земля коренных малочисленных народностей». Было правда обидно.

отказ.jpg

Скрины писем с решениями по выдаче дальневосточного гектара на Анюйских скалах Надге 

  – Нам, кстати, предложили тогда взять в этом месте участок в аренду, продолжил Виталий. Но началась непонятная история: я должен был сделать проект, причем меня прямым текстом отправляли конкретную компанию, где за эту услугу просят 60 тыс рублей. Эта карусель и непонятная беготня нас не воодушевила, мы оставили попытки с дальневосточным гектаром и продолжили делать не совсем легальные выезды. Например, в Приморье ставили глэмпинг в окрестностях полуострова Гамова, не в самом заповеднике, но рядом.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ОТСЮДА
После первой неудачи Виталий Язвенко заинтересовался Хехцирским заказником – брать там землю в аренду закон разрешает, – и обратился в дирекцию «Заповедного Приамурья».

– Нам ответили: «Да, отлично, но мы переживаем, давайте придумаем какой-то умный договор». И тут всё начало буксовать, потому что все сильно боятся, что приедет прокуратура и найдет какие-то нарушения, – объясняет Виталий. Нет отлаженного механизма, вся ответственность перекладывается на нас: нарисуйте схему, сами скажите, что делать. Не было такого, чтобы мы пришли, а нам бы дали договор, объяснили процесс. По бизнесу я могу говорить «от и до», но ведь мы не отвечаем за упомянутые территории, не знаем механизмов. А тут и «принимающая» сторона тоже не знает! Получается тупиковая ситуация, – сокрушается предприниматель.

По словам Виталия Язвенко, все чиновники как один признавали проект стационарного глэмпинг-парка интересным и охотно шли навстречу, обещали протекцию.

– Тянуть деньги из нас не пытались ни разу! – говорит Язвенко. – Но и толку от общения никакого не было. Одни говорят: «Да, классно, идите туда». Ты идешь туда, а там тебе говорят: «Идея – огонь, но это не совсем наша сфера». И тебя из одного места тягают в другое. Была показательная история. Мы пришли в федеральное Агентство по привлечению инвестиций, которое при Минвостокразвития. Они говорят, прям всё, мы вот здесь и сейчас дадим вам земли. Показали места под Шаморой, еще где-то. Мы, такие: «О! Хорошо!» С нами стал списываться специалист, задавать вопросы. Но в какой-то момент – классика – они берут и исчезают. Нам просто перестают отвечать. Звоним – трубки сбрасывают. Сюр полнейший. Мы потом выяснили: оказывается, наш проект не подошел под их объемы. Они там миллиардами занимаются: у них игорные зоны, территории опережающего развития. А тут мы, всего лишь с десятками миллионов рублей пороги обиваем. Но противно вот что: нам никто не сказал прямо, мол, слушайте, ваш проект не подходит. Вместо этого нас взяли в работу, с нами общались, работали, а потом – просто врубили игнор. Причина всплыла только тогда, когда я шум поднял.

отказ2.jpg
Скрины переписки с Агентством по привлечению инвестиций по поиску земельного участка в Приморском крае

На этом перипетии общения с государственными институтами развития у предпринимателей не завершились.

– Потом мы обращались в Агентство по привлечению инвестиций Приморского края, – рассказывает Виталий Язвенко. – Сперва – тоже позитив. А потом там тоже начинает всё буксовать, особенно когда тебе выкатывают требование в духе «напиши специальный бизнес-план из 25 пунктов по нашему образцу». Стоит он 75-150 тысяч руб, при этом ты не у них заказываешь, а ищешь спецов на стороне. А мне как бизнесмену такой бизнес-план вообще не нужен, потому что он не о бизнесе. 

Вердикт всем институтам развития – неудовлетворительная работа. «То есть устно все чиновники идут навстречу, но когда начинаешь процесс, ищешь землю, всплывает куча бюрократии», – говорит Язвенко.

ЗАПАДНЫЙ ВЕТЕР
Следующую попытку реализовать проект Язвенко предпринял в Бурятии. Специалисты Министерства республики по инвестициям, по признанию инициатора проекта глэмпинга, сработали как классные менеджеры. Дело дошло до подписания соглашения, хабаровчанам готовы были выделить землю на берегу Байкала, плюс дать субсидии на септик и дорогу на миллион рублей. Но тут сработало предпринимательское чутье: Виталия Язвенко остановил слабый поток туристов. Их в Бурятии еще меньше, чем в Приморском и Хабаровском краях, а добираться туда сложнее. 



– На одной из планерок мы обсуждали, что Хабаровск и Приморье не можем, Бурятия далеко, – говорит Язвенко. – И тут один из партнеров в шутку: «Грузия! У меня там родственники». Мы такие: «Неееет!» Но мы же стартапы запускаем, анализируем рынок. Возник спортивный интерес. Мы выкатили топ-30 самых посещаемых стран, и стали его смотреть по 15 параметрам. Например, рейтингу doing business, зарплатам сотрудников, налоговым нагрузкам, климату, сезонности. Получилось, что первое место – у США (но туда мы, понятно, пока не готовы идти). Второе - Малайзия, но нам не очень понятен азиатский менталитет, и скидывать туда деньги и первый крупный проект было бы неразумно. А Грузия оказалась на третьем месте. Там бывшие наши, многие говорят по-русски, у нас там родственные связи есть, что тоже важно. Посчитали, что в Грузии запустить наш парк с куполами стоит около 10 млн руб. И окупится он уже за год-два, а на Дальнем Востоке – сильно дольше. К слову, цена на землю, как на покупку, так и в аренду – примерно одинаковая с Хабаровским краем. Но в Хабаровске 300 тыс туристов в год, а в Грузии – 8 млн! Это очень значительная разница.

Кроме того, в Грузии при покупке земли бизнесменам дают 6 млн руб на развитие туризма на 10 лет под 4% годовых. На Дальнем Востоке самая низкая ставка для предпринимателей - 8%, и субсидия в размере около 5 млн руб, для получения которой компания должна работать не менее полугода, и иметь залоговое имущество.

– Дальний Восток очень красив! Я много где ездил, и мне есть, с чем сравнивать. Но если положить на весы рядом с ним Грузию, или даже Подмосковье, где нам тоже предлагают участки, то он проигрывает, – сетует наш собеседник. – Был бы противовес, начиная с лёгкого по процедуре или бесплатного получения земли, света, дорог, каких-то льгот, мы бы вбили это в финансовую модель и стали бы работать. Тут классно, я люблю этот край, но в плане экономики здесь нам открываться невыгодно. Так что есть я – патриот, а есть я – бизнесмен, который считает цифры. И в бизнесе важнее второе.

МОРЕ, ГОРЫ И ВИНО
В 2018 году авторы проекта зарегистрировали торговую марку ООО «Кемпинг-парк Владивосток», в этом им помог центр поддержки предпринимательства Приморского края. Сегодня управляют «Кемпинг-парком» три человека. Сейчас зашел второй инвестор, но они, по словам Виталия Язвенко, в бизнес-процесс не вмешиваются.

– Мы открываем точку в Грузии с нашим грузинским партнером. Вкладываем $180 тыс, это около 12 млн руб. Я еду туда на два месяца – контролировать старт, запуск, отбор персонала и поиск управляющего. Открываться будем в середине лета в районе Мцхеты, это в 15 минутах от Тбилиси. Там огромное поле, лужайка, вдалеке видны горы. Это туристически популярный район на перекрестке: в одну сторону идет дорога на Батуми, в другую – на Казбеги, в третью – винная дорога на Алазанскую долину с винодельнями. Получается, у нас море, горы и вино! Турист приезжает, мы ему дальше туры организуем, куда он пожелает. Торговую марку в Грузии мы назвали Jewelberry Camp, или сокращенно jb.camp, драгоценная ягода. Её нам открыли в Доме юстиции в Тбилиси всего за 15 минут, а ответ на запрос, какие из выбранных нами мест доступны для покупки или аренды, пришел за 4 дня.

редакт3.jpg
Проект глэмпинг-парка в Грузии

В пригороде столицы Грузии дальневосточники разобьют парк на 0,6 га из 15 модульных шатров, из них 8 –стандартных на 30 м², и 7 - люксовых на 50 м², с ванной, гостиной, диваном, камином и полноценной кухней. Также для гостей будет отдельное лаундж-пространство с баром на 100 квадратов. Открыт глэмпинг будет круглый год, что с грузинской теплой зимой (температура в среднем на уровне –2 °С) проще, чем на Дальнем Востоке. 

IMG_20190603_114441_318.jpg
Проект глэмпинг-парка в Грузии

– Мы посматриваем и на популярный у туристов район – Казбеги. Мы уже встречались с мэром, он легко нас принял. Но если у нас в России красивые места, где нельзя ставить парк, это заповедники или земля КМНС, то в Грузии сильная религиозная составляющая, много святых мест. Свои скрепы.

Кстати, глэмпинги с дальневосточной историей могут в ближайшие годы появиться в Японии, где у проекта есть партнеры с землёй, в Италии, Испании, Германии и Великобритании, где инвесторам обещают подыскать свободные участки под парк и помочь с визой. Но покидать Дальний Восток Виталий Язвенко с семьей не намерен.

– На Дальнем Востоке люди отличаются особой добротой, тебе готовы помогать, клич просто кидаешь – и тысячи отзываются, – улыбается Виталий. – Может, потому что я здесь местный, но всё равно ощущение теплоты возникает. И мне как путешественнику нравится местная природа. Наша тайга, горы, море – другие. Та же Грузия по многим параметрам отстает. Я сегодня другу объяснял про Чёрное море: приезжаешь, а там просто линия воды, камни, никаких сопок, ничего. А у нас ты выходишь на какую-нибудь бухту, там скалы торчат из воды, деревья на обрыве. Всё настоящее. А в той же Грузии ты идешь, поле, поле, поле и лес торчит. Гор, правда, у нас таких нет. Но, по большому счету, на Дальнем Востоке есть всё. Только в других странах к этому всему делают доступные дороги, а у нас до лучших мест только вертолетами или вездеходами. Единственное, что я встречал европейское у нас – это Сихотэ-Алинский заповедник в Приморье, там по деревянным настилам 5 км топаешь, и это классно.

Бросив основные ресурсы на заграницу, учредители «Кемпинг-парка» хотят «добить» тему на родной земле, – чтобы и здесь развивался международный туризм. В Хабаровске осталась команда, которая сейчас ведет переписку с  губернатором. Надежды связаны с горнолыжной базой «Спартак», которую планирует восстановить новый собственник. Возможно, именно в окрестностях Хехцира в ближайшие месяцы откроется парк для фанатов дикой природы и благ цивилизации. Пусть и второй после Грузии.
WhatsApp Image 2019-06-10 at 21.14.48 (3).jpg