Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Кризис приморской медицины давит на население

О том, почему медицина в Приморском крае находится в затяжном кризисе, рассуждает эксперт EastRussia

Кризис приморской медицины давит на население
Фото: Shutterstock.com
Так называемый «социальный блок», включающий здравоохранение, образование и социальное обеспечение, а также вечное ЖКХ, относится к главным предметам ведения региональных и муниципальных органов власти. Для муниципалитетов затраты на него составляют основную расходную часть бюджета. Это главное, за что отвечают местные чиновники: если «развитие» – вещь трудноуловимая и зависит, помимо местной администрации, от бизнеса и федерального бюджета (а значит, может и не случиться (как повезёт), то социалка должна быть и работать всегда, она плоть и кровь регионального социума. Если где-то закрываются больницы и школы, то жизни в этом месте точно уже не будет. Не случайно во многих селах эти учреждения считаются градообразующими предприятиями.

ПРИМОРСКИЙ КРИЗИС
Дальний Восток в части социалки выглядит хуже, чем центральные или южные регионы страны: расстояния (а значит, и затраты на логистику) здесь больше, зарплаты персонала ненамного выше, их не хватает для высокой стоимости жизни, поэтому вечно не хватает кадров и т.д. Как ни странно, но в части здравоохранения весьма непрезентабельно на фоне даже других субъектов ДФО выглядит южный Приморский край, где система здравоохранения уже несколько лет испытывает настоящий кризис, особенно заметный на фоне успехов медцентра ДВФУ и планов создания центра ядерной медицины на о. Русском.

Справка EastRussia: Амбулаторно-поликлиническую помощь населению Приморского края в 2017 году оказывали 94 медицинских организации. Доврачебная медицинская помощь оказывалась в 357 фельдшерско-акушерских пунктах. Общая мощность поликлинической службы края – 36 480 посещений в смену.

Кризис проявляется в задержаниях руководителей отрасли, в огромной кредиторской задолженности местных больниц, в постоянном кадровом голоде медучреждений, ветхости зданий, нехватке оборудования и других знакомых симптомах. Вот некоторые данные из отчета по результатам аудиторской проверки учреждений здравоохранения, проведённой в 2018 году Контрольно-счётной палатой Приморского края.

На октябрь 2018 года кредиторская задолженность медучреждений края составляла 2,76 млрд рублей, в основном, за счёт средств ОМС – 2,3 млрд (84,6%). Наибольший долг имели Владивостокская городская больница №4 (104 млн), больницы Арсеньева (133 млн) и Находки (429 млн). Значительную просроченную кредиторскую задолженность имели горбольницы Владивостока №4 (89 млн) и №1 (132 млн), Находки (253 млн), Кавалеровского района (92,6 млн) и Кировского района (72,6 млн). Просрочка образовалась в результате неоплаты учреждениями услуг ЖКХ и поставок по контрактам медикаментов и расходных материалов.

Долги приводят к параличу деятельности учреждений: например, счета больницы п. Пластун в Тернейском районе некоторое время были заморожены банком до погашения задолженности. Больница смогла продолжить работу только тогда, когда удалось погасить задолженность за счёт средств краевого бюджета.

Основной скачок роста кредиторки произошёл в 2017 году. Причины этого явления аудиторы связывают с изменением системы финансирования за счет средств ОМС и переходом в 2017 – 2018 годах на новую схему формирования тарифов по модели клинико-статистических групп (КСГ), что требовало перестройки работы больниц в части оптимизации уровня и структуры госпитализаций. Эти меры приняты не были, в результате чего оплата из ОМС ряда услуг существенно снизилась.

Второй причиной назван принятый в стране подушевой принцип финансирования амбулаторных учреждений (поликлиник), критически зависимый от массы факторов, не контролируемых главврачами: количества и плотности населения, прикрепленного к учреждениям, его половозрастного состава, наличия специалистов и других. При невыполнении заявленных клиникой объемов амбулаторной помощи по любой причине (например, уход в отпуск одного специалиста) не достигается плановый показатель всего учреждения, которое в итоге лишается части финансирования. Упомянуты также такие факторы, как снижение государственного задания и оптимизация коечного фонда, кадровый дефицит медицинских работников, увеличение расходов учреждений в результате повышения оплаты труда до МРОТ с учетом районного коэффициента и северных надбавок, не предусмотренных тарифами ОМС, и другие.



Во многих поликлиниках и больницах отмечены проблемы с оборудованием: обнаружены старые рентген-аппараты, древние операционные столы, простаивающие из-за отсутствия запчастей дорогостоящие приборы, и даже рефрижераторный вагон, используемый в качестве морга горбольницей Артёма.

РЕФОРМЫ И КОЭФФИЦИЕНТЫ
Сфера здравоохранения в России устроена сложно. В целом, положение дел в ней пока остаётся неясным, а исследования на эту больную тему  весьма немногочисленны. Напомним, что финансирование медучреждений менялось, начиная с 2015 года: тогда оно было передано с муниципального уровня на краевой, затем – в территориальные фонды обязательного медстрахования (ТФОМС), поступления из которых составляют основную часть (более 80%) доходов клиник.

Параллельно была введена оплата лечения по упомянутой выше модели КСГ, расчёт которой теперь производится по сложной формуле, включающей базовую ставку средней стоимости законченного случая лечения, коэффициент относительной затратоемкости, коэффициент дифференциации и поправочные коэффициенты (управленческий, уровня оказания медпомощи и сложности лечения).

Коэффициент дифференциации, заметно влияющий на объём выплат ФОМС, установлен по-разному для регионов страны в зависимости от уровня зарплаты населения и индекса бюджетных расходов, в Хабаровском крае он составляет 0,5410, на Сахалине - 0,6570, в Магаданской области - 0,8343. В Приморье (так же, как и в Бурятии) этот коэффициент самый низкий по ДФО - 0,5087, что ниже, чем в Московской области (0,5200). Это обстоятельство дало повод депутатам Законодательного собрания края заявить о нём как об одной из причин хронического недофинансирования краевого здравоохранения, и поставить вопрос о необходимости повышения коэффициента, для чего требуется помощь губернатора и системная работа с Минздравом.

Как считает член комитета по социальной политике Законодательного собрания Приморья Сергей Слепченко, существующая система финансирования относительно успешно обеспечивает функционирование клиник в более населённых территориях, но неэффективна в северных районах с низкой плотностью населения: недостаток пациентов снижает доходы, из-за этого ветшает оборудование и уходят врачи, у клиник образуются хронические долги по ремонту и ЖКХ, услуги ухудшаются, в итоге доверие пациентов к местным больницам снижается, и они, вместе с подушевыми деньгами, уходят лечиться либо в краевой центр, либо вообще едут за границу, в итоге образуется порочный круг. При этом нельзя сказать, что денег нет: на закупку высокотехнологичного оборудования для больниц края выделяются десятки миллиардов рублей, но большая их часть не доходит до районов, оставаясь на уровне краевых клиник и специализированных медицинских центров.

Очевидно, проблемы приморского здравоохранения кроются не столько в отсутствии денег, сколько в некачественном управлении – под которым, в свою очередь, следует понимать не только недостаточную менеджеральную компетентность руководства клиник, но и низкий КПД медицинской системы края в целом. Продолжающиеся реформы отрасли, будем надеяться, свидетельствуют о поиске Минздравом приемлемой модели её устройства, эффективной по соотношению «затраты – результат», тем более что в некоторых субъектах федерации существующая модель работает вполне успешно.

Наладить управление приморской медициной призван Виктор Фисенко, назначенный на должность директора краевого департамента здравоохранения всего четыре месяца назад – в январе 2019 года, а до этого работавший в Росздравнадзоре г. Москвы. Тем не менее, новый руководитель уже глубоко погрузился в местную проблематику, по поводу которой мы и задали ему несколько вопросов.

Интервью EastRussia с Виктором Фисенко читайте по ссылке