Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Вся Камчатка в одном ТОРе

Как создание территории опережающего развития поможет Камчатке, выясняло EastRussia

О туристической логистике, восточной опоре Севморпути и термальных помидорах в рамках ТОР «Камчатка» EastRussia рассказал зампред правительства Камчатского края по транспортной инфраструктуре Юрий Зубарь.

Вся Камчатка в одном ТОРе

- Юрий Николаевич, зачем Камчатке территория опережающего развития (ТОР)?

- Мне, наверное, повезло: я с самого начала участвую в мероприятиях по созданию территории опережающего развития на Камчатке. Для нашего региона ТОР не модный тренд, а необходимость. Мы должны четко понимать, как развивать экономику и в крае, и на Дальнем Востоке в целом.

У Камчатки есть, что предложить. Во-первых, это наши биоресурсы (рыба, крабы, морская капуста). Во-вторых, это туризм, который, будем так говорить, пока находится в зародышевой стадии, но перспективы у него очень хорошие. Если сравнить, например, Аляску и Камчатку, то у нас гораздо более выгодное географическое положение и гораздо больше того, чем удивить туристов. Тем не менее, по туристическим потокам мы уступаем американскому штату раз в десять. Поэтому с помощью создания территории опережающего развития мы должны вывести наш туризм на новый качественный уровень, чтобы этот продукт был бы востребован разными категориями населения. Ну, и в-третьих, горнорудная промышленность на Камчатке также несет в себе огромный потенциал (инвестпроекты по разработке Озерновского и Аметистового золоторудного месторождений – прим.автора).

- ТОР «Камчатка» имеет логистическо-туристическую направленность. На какие проекты сделан упор?

- Для развития туризма в крае основной упор сделан на морской порт и на аэропорт. Наш аэропорт не соответствует сегодняшнему пассажиропотоку. Его пропускная способность 240 пассажиров в час. А у нас практически ежедневно прилетают два рейса из Москвы компаний «Трансаэро» и «Аэрофлот» - это два Боинга 777, каждый вместимостью порядка 400 человек, и они забиты пассажирами. Поэтому в течение нескольких часов после прибытия рейса в аэропорту наступает коллапс. А если считать поток пассажиров в обратную сторону?! Кроме того, есть рейсы, которые выполняются в Хабаровск, Владивосток, Новосибирск, внутренние перевозки… К нам никакой турист не полетит до тех пор, пока не будет нормального аэропорта.

Строительство аэропорта - это первое, над чем мы начали думать вне зависимости от ТОРа. Эта задача стояла еще три года назад, в конце декабря 2012 года аэропорт был передан в собственность Камчатского края. Проектирование аэропорта находится в завершающей стадии. Надеюсь, что в следующем году мы приступим к строительству. К этому времени будет готово решение по ТОРам, будет сформирован пул инвесторов. Работа в этом направлении ведется. Желающих стать инвесторами достаточно – это российские частные компании, которые будут выбираться на конкурсной основе.

Согласно проекту, пропускная способность нового аэровокзала составит 400 пассажиров в час. Причем аэровокзал будет конвертируемым – мы сможем в любой момент переключать его на международный формат. Это значит, уже сейчас можно начинать договариваться с иностранными авиакомпаниями и партнерами по поводу организации как регулярных перевозок пассажиров, так и чартерных на Камчатку. Над краем проходит большое количество авиатрасс – только за полгода в 2014 году над нашей территорией пролетело около 3 тыс. авиарейсов иностранных авиакомпаний. Это, конечно, не только регулярные рейсы, это и чартеры, это и грузовые, это и разного рода специальные рейсы (я не беру военную авиацию). В начале 1990-х гг., когда Камчатка стала открытым регионом, мы получали несколько сотен заявок от иностранных компаний на посадку в аэропорту. Однако приходилось большинству отказывать, так как пропускная способность международного сектора всего 50 пассажиров в час.

- Существуют ли чартерные перевозки сейчас?

- Да, на сегодняшний момент чартерные рейсы летают в Японию, Таиланд, Вьетнам и Китай. Они имеют определенную сезонность. Китайцы хотят зайти в край регулярными перевозками, они даже готовы обеспечивать поток туристов, но, к сожалению, пока не будет нового аэровокзала, мы регулярку не примем. По плану старый аэровокзал также останется, поэтому мы получим 400 + 240 = 640 пассажиров в час и сможем спокойно работать.

Как только аэропорт будет построен, мы вполне комфортно будем себя чувствовать. В этом году, по крайней мере, мы очень надеемся, что Спецстрой России достроит и введет в эксплуатацию вторую взлетно-посадочную полосу в аэропорту.

- Какова ситуация c морским портом?

- В морском порту на данный момент нет морвокзала (его сдадут в эксплуатацию в 2016 году), нет причалов, способных принимать большие круизные лайнеры. Те круизные лайнеры, которые приходят сейчас, имеют очень ограниченную пассажировместимость - 200-300 человек, да и их мы принимаем около 20 в год. Недавно к нам заходили круизники по 2 тыс. пассажиров, но это огромная проблема: мы их обрабатывали на рейде, возили лодками на берег - мероприятие затянулось на целый день, и никакой турист его не выдержит. Получая порядка 100 заявок на судозаходы круизных лайнеров год, мы вынуждены отказывать. Что касается инвесторов, мы вели и ведем переговоры не только с российскими компаниями, но и во взаимодействии с некоторыми иностранными партнерами, представляющими Швейцарию, Италию в другие страны.

- Как будет работать логистика?

- В прошлом году в плане логистики мы опробовали одну вещь, которую на Камчатке не делали никогда, хотя в мире это довольно распространенная практика, - пересадка туристов с парохода на самолет. К нам заходил лайнер, 300 человек мы с него снимали - туристы, которые уже вернулись из путешествия, - и отправляли домой самолетом. А с самолета новых туристов сажали на пароход, который снова шел на север. Порядка 1,5 тыс. человек мы таким образом обслужили. По такой схеме мы будем работать.

- Какие преобразования ждут ОАО «Петропавловск-Камчатский морской торговый порт»?

- Мы также абсолютно независимо от создания ТОР ведем работу в направлении того, чтобы морской торговый порт Петропавловск-Камчатский стал восточной опорой Северного морского пути (Севморпуть). Порт имеет выход в Тихий океан: бухта очень удобная, большая, глубоководная, обеспечивает прямой заход с океана. Именно так порт себя так и позиционирует, в рамках территории опережающего развития в том числе.

Пока Севморпуть не работает в том объеме, как должен работать, однако грузопоток по нему растет постоянно. В 2013 году мы совместно с Ямало-Ненецким автономным округом уже опробовали логистику. Пароход с грузом для Китайской республики прошел по Севморпути, зашел к нам, сбросил часть груза для Камчатки, взял какой-то груз на Китай, отправился домой, а в обратном направлении тоже зашел к нам, привез груз из Китая и ушел в европейскую часть.

Путь из Китая, например, в Роттердам, известный европейский порт-хаб, примерно на треть короче по Севморпути. Если грузы будут собираться и аккумулироваться в Петропавловске-Камчатском, а оттуда пароходами ледового класса уходить на север, то, я думаю, что экономика будет хорошая. Мы просчитывали, давали предложения, и нас услышали - есть решение и Совбеза РФ о том, чтобы рассматривать порт Петропавловск-Камчатский как порт-хаб на восточной конечности Севморпути.

По работе над морским торговым портом мы находимся в плотном контакте с Минтрансом РФ: практически закончена предпроектная проработка строительства причала - первого этапа развития порта. Это будет причальная стенка длиной 700 метров и с глубинами 11-12 метров у причала. Таким образом, на практике мы сможем принимать любой пароход, существующий в мире.

- То есть если Севморпуть будет развиваться, а Камчатка сможет принимать большие контейнеровозы, камчатская рыба станет доступнее для центральной России (не могу не задать этот актуальный для россиян вопрос)?

- Да, если эта идея осуществится, мы сможем отправлять камчатскую рыбу в центральную часть страны через Севморпуть, а не через узкое «бутылочное горлышко» порта Владивосток, который не справляется порой с существующими объемами. Вспомните осень 2014 года, когда тысячи тонн нашей рыбопродукции застряли во Владивостоке из-за нехватки холодильных мощностей.

Как только Севморпуть начнет жить собственной жизнью, на Камчатке мы уже зарезервировали огромную территорию под развитие таких логистических вещей, как контейнерные площадки, склады, в том числе холодильники, в которых будет накапливаться продукция и переваливаться через наш порт в европейскую часть страны и далее на Европу. Надеемся, что тогда цена рыбы будет дешевле. Сейчас мы сталкиваемся и с тарифами РЖД, и с хранением во Владивостоке, и с «болтанием» пароходов на рейде с грузом…

- Видите ли вы некую конкуренцию проектом «Свободный порт Владивосток»?

- Конечно, конкуренция присутствует. Тем не менее, судам из Китая, Японии, Кореи проще идти по Севморпути напрямую и выгружаться у нас без всяких перевалок, не тратя время на заход во Владивосток. Кроме того, наша бухта никогда не замерзает, даже в тридцатиградусные морозы. Спорно? Согласен, вникать надо во все. Но на Дальнем Востоке мы все дальневосточники и одну экономику развиваем.

- Какие еще проекты будут входить в ТОР «Камчатка»?

- Территория опережающего развития предусматривается создание нескольких промышленно-логистических зон портового типа: терминал навалочных грузов, контейнерно-логистический терминал международного класса, рыбопромышленный и бункеровочный терминал и бизнес-зона (социально-деловой центр). Часть площадок будет создана на базе ОАО «Петропавловская судоверфь» и ОАО «Жестяно-баночная фабрика». Некоторые объекты и бизнес-зона будут работать на базе производственных мощностей ЗАО «Петропавловск-Камчатский судоремонтный завод» в южной части бухты Южной Авачинской губы.

Отдельным пунктом стоит развитие туристического кластера «Паратунка» - уникального бальнеологического камчатского курорта.

- Многие санатории Камчатки сохранились с советских времен, и их сейчас приводят в порядок частные инвесторы. Поможет ли им проект по созданию ТОР?

- Любая рекреационная база, которая восстанавливается или будет строиться, стоит не одну сотню миллионов рублей. Это не малый бизнес – у него таких денег нет. Это крупные инвесторы, среди которых есть жители Камчатки, достаточно состоятельные люди, готовые выступать инвесторами и в торговом порту, и в аэропорту «Николаевка», где будет строиться аэродром для малой авиации, прежде всего для путешествия туристов по территории Камчатки, там же будут развиваться и гостиничные комплексы. Вот вам привязка к логистике. Кроме того, например, в Зеленовских озерках будет строиться бальнеологический курорт. Тоже есть инвесторы, которые готовы туда зайти.

Понимаете, инвесторы не ждут ТОРа. Они надеются, что с созданием ТОР будет легче и не только потому, что будет снижение по налогам, а потому, что снимутся административные барьеры. Ввод объектов в эксплуатацию, разрешение на строительство, получение и оформление земельных участков, разных документов и т.д., подключение к инфраструктуре - эти все вещи будут упрощены. Многие инвесторы говорят: «Мы готовы вложить в Камчатку, но те административные барьеры, которые существуют, пережить просто невозможно» - и они уходят.

- ТОР «Камчатка» отличается, например, от территорий опережающего развития в Якутии, потому что предполагает не точечное, а комплексное развитие. Такой размах не мыслим без транспортной составляющей – все пункты надо связать хорошими дорогами. Будут ли дороги развиваться?

- Мы уже строим дороги. Два года назад начали строительство развязок в городе Петропавловске-Камчатском, которые не делали с советских времен. В этом году введем в строй две дороги - серьезные развязки, в следующем году еще две, а дальше будем двигаться поступательно. У нас в планах - объездная вокруг города. Проектирование мы ведем. Совместно с Росавтодором, с Минтрансом РФ строим дороги на север, это два направления – Восточное побережье и Западное. Восточное побережье – до Усть-Камчатска - немногим более 700 километров дороги. До поселка Мильково в ближайшие пять лет мы асфальт положим полностью. В этом году мы вводим участок - 11 километров асфальта - и начинаем еще два участка - всего примерно 30 километров. Кроме того, в прошлом году мы сдали все мосты на этой трассе. До Усть-Камчатска теперь у нас проезд без переправы.

Второе направление – это Западное побережье, в сторону поселка Палана. Более сложный путь, где дороги не было никогда, там в 2014 году было сдано 4 мостовых перехода.

- Мы не затронули тему сельского хозяйства, задача по развитию которого тоже стоит в рамках ТОР «Камчатка». Вы предлагаете какие-то уникальные технологии выращивания овощей?

- Я не говорю, что мы бананы будем на Камчатке выращивать, но различными овощами высокого качества вполне сможем обеспечивать себя самостоятельно. У нас для этого есть то, чего нет нигде, - термальные воды. Термальная вода для обогрева теплиц - фактически дармовое тепло. Понятно, надо скважины бурить или возрождать старые, которые были пробурены в советские годы, надо строить трубопроводы. Это затраты, и это то, что государство готово сделать.

Если сегодня зайти на рынок и посмотреть, например, помидоры с надписью «бакинские» - это совсем не то, что выращивают в Баку: пока они на Камчатку ехали, то стали уже бог знает какими, а не бакинскими. Среди помидоров, которыми Дальний Восток завален, львиная доля из Китая… И рядом лежат камчатские термальные помидоры - они даже пахнут помидорами, потому что их только что спелыми сорвали с грядки. Пока доля таких производителей в регионе небольшая – условия надо создавать сельхозпроизводителю и, самое главное, снизить затраты на производство. Мы планируем построить агрофирму по выращиванию овощей в Зеленовских озерках. Здесь порядка 8 гектаров тепличного хозяйства только на первом этапе будет.

Планируется строить агрофирму и в поселке Нагорный, где нет термальных вод, но есть возможность подвести газ, для отопления теплиц.

- Вы, наверное, сравнивали проекты ТОРов - свой и соседские? Как вы оцениваете ТОР «Камчатка» по сравнению с другими?

- Вы правильно отметили, что проекты у Якутии, Магадана, даже Владивостока, Хабаровского края, Амурской области заточены под конкретный вид деятельности. Мы наш ТОР модернизировали несколько раз. Юрий Петрович Трутнев (полпред Президента в ДФО – прим.автора) - куратор этого всего процесса - высказал на правкомиссии свою позицию, что ТОР «Камчатка» является самым интересным и самым сложным, потому что он многопрофильный, он не включает одну площадку, а у нас очень много вещей, которые дадут развитие всей Камчатке. Нам надо строить все, в том числе и отели, и магазины, и прогулочные и вертолетные площадки… Мы не просто мечтаем, мы рассчитываем, что к 2025 году Камчатка при создании инфраструктуры будет принимать до миллиона туристов – отечественных и зарубежных.