Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Мы говорим на одном языке со зрителем»

В чем секрет кинобума в Якутии, выясняло EastRussia

«Мы говорим на одном языке со зрителем»
Фото: Кадр из фильма "Костер на ветру"
О феномене якутского кино в последнее время говорится много. Якутия сегодня едва ли не единственный российский регион, в котором бурно развивается свой, самобытный кинематограф. Хотя творческих кадров, денег, людей со специальным образованием, богатых меценатов, хорошей кинотехники здесь явно не больше, чем везде.

В то время, когда столичные кинематографисты жаловались на кризис (как экономический, так и творческий, как на нехватку средств, так и на невнимание зрителей), их якутские коллеги выпускали по 20 фильмов в год. Принято считать, что кинобум в республике начался в середине 2000-х. И не прошел до сих пор. Сейчас в Якутии активно и плодотворно работают более десятка независимых творческих кинообъединений. И это при том, что все население республики – всего 964 тысячи человек, и в основном это сельские жители. А на республиканскую столицу, Якутск, приходится меньше трети населения региона.

При этом давно закончился период, когда местные киношники снимали «для себя», воспринимали съемки как хобби. Сейчас якутские фильмы покоряют международную аудиторию. EastRussia уже рассказывало о фильме «Его дочь» и авторе картины Татьяне Эверстовой – эта лента оказалась настоящим открытием для кинематографа в 2017 году.

И в этом же году была показана еще одна ставшая сенсацией картина – «Костер на ветру» Дмитрия Давыдова. Дебютная лента режиссера из Якутии вошла в число 33 лучших фильмов 2017 года по версии российского издания американского журнала Еsquire. Этот фильм прошел на кинофестивалях в России, Германии, Финляндии, Австралии, Южной Корее, Канаде, Новой Зеландии, Норвегии, Латвии, Казахстане.

Конечно, такой успех приходит не ко всем фильмам, которые снимаются в Якутии. Однако каждый год в республике стабильно выходит несколько чрезвычайно интересных работ.
Так в чем же секрет «якутского киночуда»? EastRussia поговорило об этом с якутскими кинорежиссерами.

ЭПОС, АРКТИКА, ЯЗЫК

Рассуждая о том, что стало причиной кинобума в республике, режиссер, одна из руководителей якутского киноклуба Любовь Борисова говорит о том, что парадоксальным образом этому поспособствовала удаленность Якутии от всего остального «киномира».

– Из-за нашей территориальной удаленности от столиц мы оказались словно на необитаемом острове. До сих пор к нам так и не зашли крупнейшие прокатные киносети – такие, как «Каро-фильм», например, – рассказывает Любовь Борисова. – Зато у нас осталось много муниципальных кинотеатров, которые эксперимента ради готовы показывать якутское кино. И это приносит им деньги: зрители хотят смотреть фильмы на родном языке, построенные на сюжетах из их жизни. А вообще я сказала бы, что все у нас совпало, все сошлось. Во второй половине 1990-х открылась республиканская киностудия «Сахафильм», на нее приехали работать молодые ребята, только что отучившиеся. Они всех «заразили» своим делом. Сейчас, не считая «Сахафильма», в Якутии стабильно работают как минимум 10 независимых кинообъединений, хотя многие делают фильмы на технической базе «Сахафильма». Но идеи и деньги у них только свои.

Любовь Борисова добавляет: при всем том, что местный зритель любит «свое» кино, ориентирован на то, чтобы смотреть в кинотеатрах именно якутские ленты, это отнюдь не значит, что кинематографисты могут расслабиться. И фурор, вызванный якутскими лентами у аудиторий разных стран, тому доказательство.

– Профессиональный уровень наших кинематографистов не ниже, чем, например, московских, тут мы ни в чем им не уступаем. И последние год-два, когда наши ленты побеждали на престижных фестивалях, это подтверждают, – считает Любовь Борисова. – При этом я не могу сказать, что у якутского кино есть какая-то особая стилистика, уникальный киноязык. У нас что ни фильм – то эксперимент, каждая лента снимается словно впервые.

С этой точкой зрения не вполне согласна Татьяна Эверстова, режиссер, автор сценария, продюсер фильма «Его дочь». Она уверена, что секрет притягательности якутского кино именно в его особом языке, уникальном и самобытном.

– У нашего народа прежде были чрезвычайно развиты традиции, связанные с эпосом Олонхо, в том числе и с тем, как принято воспроизводить его сказания. Смысл ведь передается не только через слова, но и через образы, – говорит Татьяна Эверстова. – Трудно представить, как в реальности добрые и злые силы борются друг с другом, но можно в воображении дорисовать то, что рассказывает тебе человек, забредший невесть откуда. И вот, мне кажется, в якутской культуре в целом очень развито такое общение – на уровне тонких материй, через образы, почти телепатическое. А кино как никакое другое искусство способно удовлетворить потребность в таком общении. Якутскому зрителю понятны непростые образы в наших фильмах. Потому он их и любит и понимает даже в большей степени, чем однозначные сюжетные линии, на которых строятся сейчас многие блокбастеры.

ИДИ И СНИМАЙ

Есть еще одна удивительная вещь, связанная с развитием кино в Якутии. Попробовать себя в кинематографе может практически любой человек. Профессия не важна. И речь не о любительском увлечении, не о желании самовыразиться в свободное от работы время, а о настоящем искусстве. Татьяна Эверстова, обладательница призов нескольких кинофестивалей, по образованию экономист. Дмитрий Давыдов, автор фильма «Костер на ветру», – сельский учитель. Он и сейчас продолжает работать в школе в Амгинском улусе Якутии.

– Я был директором школы, но сейчас, после того как занялся кино, перешел на преподавание в младших классах, – рассказывает Дмитрий Давыдов. – Вообще-то все и началось со школьного кинокружка: мы с ребятами придумывали и снимали фильмы. А потом я решил попробовать свои силы в этом плане и на время ушел из школы. Конечно, не мог даже представить, что с моим первым фильмом случится такая история, даже не задумывался об этом. Сценарий написал сам, нашел людей, которые были готовы со мной работать, хотя тогда никакого имени и опыта у меня не было. Кстати, в моем фильме не снимался ни один профессиональный актер, только мои же односельчане. Съемки закончились довольно быстро, за месяц. Это был 2014 год. Но фильм я в итоге закончил только в 2016-м. Время ушло на решение технических вопросов, связанных с выпуском. Ну и, конечно, это потребовало денег.

На вопросе финансирования фильмов, выходящих в Якутии, стоит остановиться особо. Когда речь заходит о вложениях в киноидустрию, на ум приходят астрономические числа. Но все собеседники корреспондента EastRussia называли примерно одинаковую стоимость выпуска фильма в Якутии – один миллион рублей. Иногда чуть больше, иногда чуть меньше.

– Многие ребята рассчитывают вложить в создание ленты совсем немного денег (иногда – скинуться, кто сколько может) и быстро окупить все за счет проката. Так и происходит, – говорит Татьяна Эверстова.
– Бюджет моего первого фильма, той самой ленты «Костер на ветру», был примерно миллион рублей. Это были и мои личные деньги, и занял я кое-что. Бюджет второго будет побольше, но не слишком существенно, – добавляет Дмитрий Давыдов. – Вообще такой бюджет – норма для якутских фильмов. Ребята договариваются со спонсорами или вкладывают свое, прокат приносит 11-12 миллионов. Так что никаких финансовых проблем у рынка якутского кино нет. Может быть, федеральный кинорынок какие-то проблемы периодически испытывает, А у нас здесь все хорошо.

К слову, Дмитрий продолжает работать в школе не только из любви к профессии. Он говорит: еще за первый фильм не со всеми долгами рассчитался, так что нужна постоянная, стабильно оплачиваемая работа – как в школе, например. А если переезжать в Москву, так там непонятно еще, как устроишься. А жить ведь в столице на что-то надо, квартиру снимать…

– Вообще, как правило, авторское кино снимается только на деньги авторов, большие вложения в такие ленты не отобьешь, – рассказывает Любовь Борисова. – Спонсоры вкладываются в съемки в расчете на то, что прокат принесет им прибыль, или же при прокате будет размещена их реклама. Иногда за поддержку съемочной группы та или иная структура дополнительно заказывает фильм про себя. Но в целом вложения, действительно, очень небольшие.

Иногда кинематографистам удается выигрывать гранты – но их размеры, как правило, меньше, чем упомянутые суммы. В республиканском бюджете на поддержку кино предусмотрено порядка 5 млн рублей в год – и эти деньги распределяются в основном между документалистами, которые снимают по заказу регионального правительства. Федерация не поддерживает якутских киношников вовсе. Так что источники финансирования много лет остаются неизменными: средства спонсоров, меценатов, займы и личные сбережения.
 
УЙТИ ИЛИ ОСТАТЬСЯ

О некоторых ситуациях принято говорить – «палка о двух концах». Это применимо и к тому, что происходит на якутском кинорынке. С одной стороны, малобюджетное кино по-прежнему популярно у местных зрителей, и, очевидно, так будет продолжаться и дальше. С другой – если не всем, то многим кинематографистам хотелось бы выйти и в общероссийский прокат. Но возможно ли это, если речь опять же не об единичных случаях?

– Проблема именно в том, что якутские фильмы в большинстве своем именно в Якутии и идут, в общенациональный прокат выхода практически нет, – говорит Татьяна Эверстова. – А хотелось бы выйти, хотя бы для того, чтобы просто понять, есть ли у широкой российской аудитории интерес к якутскому кино. Те средства, которыми мы располагаем, не позволяют организовать прокат на таком уровне.

Любовь Борисова добавляет: дело не только в деньгах, но и в том, что большинство кинематографистов ориентированы на местную аудиторию, и переориентироваться не хотят. Вкусы и мнения зрителей учитываются местными киношниками на всех этапах – от подготовки к съемкам до показов. На форумах в соцсетях активно обсуждаются как уже вышедшие фильмы, так и те, которые находятся в работе. То есть основная часть лент адресована не просто хорошо изученной аудитории, но фактически конкретным людям. С одной стороны, это почти беспроигрышный вариант.

– С другой стороны, все понимают, что если уж вкладывать деньги, так надо, чтобы они отбились. И в данном случае без нашего главного зрителя, якутской аудитории, этого и быть не может. По крайней мере, сейчас, – говорит Любовь Борисова.

Но в конечном счете, уверен Дмитрий Давыдов, все зависит от амбиций и устремлений конкретных кинематографистов.

– Якутские зрители любят свое кино, потому что это фильмы про них. Она слышат родной язык, узнают реалии, знакомые ситуации. Ну и просто приятно, что на родине кинематограф столь развит. И большинство авторов продолжают работать для местного рынка, делая ставку именно на то, что популярность их фильмов у местного зрителя стабильно высока, – говорит Дмитрий Давыдов. – Лично мне интересно было бы выйти за пределы регионального проката. И я намерен снимать дальше, ориентируясь именно на такую возможность. Сценарий моего второго фильма уже готов, съемки начнутся осенью. Не знаю, будут ли в этом фильме участвовать профессиональные актеры. Но точно, что это будут якутские актеры, и съемки пройдут в Якутии. Хочу при этом, чтобы мою родину увидел весь мир.
Дни Дальнего Востока в Москве – 2018
3–9 декабря, Тверская площадь. 13–15 декабря, Экспоцентр. Официальный сайт мероприятия ddv.moscow