Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Не утешаемые «женщины для утешения»

В Южной Корее Трамп обласкал секс-рабыню японской императорской армии

Не утешаемые «женщины для утешения»
Фото: tengrinews.kz

Валерий Кистанов

руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН
Во время посещения  Токио в рамках ноябрьского  турне президента США Дональда Трампа  по Азии вся Япония  с умилением и восторгом  наблюдала за  его встречей с родственниками японцев, похищенных спецслужбами КНДР в 70-80-е годы прошлого столетия для обучения северокорейских шпионов японскому языку.  Всего таких несчастных жителей Страны восходящего солнца  японское правительство насчитывает 17 человек. В начале нулевых годов Японии удалось путем дипломатических переговоров вернуть несколько человек на родину. Теперь Токио требует от Пхеньяна прояснить судьбу остальных жертв. Наряду с так называемой ракетно-ядерной угрозой со стороны Северной Кореи проблема похищенных является ключевой в отношениях между Японией и КНДР. Причем обе эти проблемы тесно увязаны между собой (об этом см.: https://www.eastrussia.ru/material/pokhishchennye-yapontsy-stali-zalozhnikami-yadernoy-problemy/). Однако в отношениях с другой частью корейской нации, существующей в рамках нынешней Южной Кореи, у Японии есть еще более трагическая, хотя и более старая, страница истории.

История оставила тяжелый груз  в отношениях Японии с Южной Кореей в виде также двух наиболее острых на сегодняшний день  раздражителей. Один из них – проблема «ианфу». Слово пишется тремя иероглифами 慰安婦 и означает в дословном переводе с японского языка  «женщины для утешения и успокоения».  Это слово служит циничным эвфемизмом для обозначения  десятков тысяч молодых кореянок, насильно угнанных во время войны на Тихом океане в японские прифронтовые бордели. Помимо кореянок, составивших большинство среди «ианфу», для предоставления  японским военным «утешающего секса» были «мобилизованы» китаянки и жительницы других азиатских стран, а также голландки, захваченные в Индонезии – тогдашней колонии Нидерландов.  В англоязычной литературе для таких женщин принят термин «comfort woman».  

Другой болезненной  занозой в отношениях между Токио и Сеулом на сегодняшний день является   безнадежный спор по поводу территориальной принадлежности горстки островков в Японском море. В настоящее время необитаемые островки  (Токто по-корейски, Такэсима по-японски)  контролирует Южная Корея, которая и слышать не хочет о японских претензиях на них.
 
Сеул долго и настойчиво требовал от Токио принесения полноценных извинений за поруганные во время японской оккупации Корейского полуострова честь и достоинство «ианфу», а также материальной компенсации нескольким десяткам доживающих свой век  женщин за моральный и физический ущерб.  Токио отрицал существование такой проблемы, подчеркивая, что она была решена при нормализации японо-южнокорейских  отношений в 1965 году. 

Под занавес 2015 года в Сеуле министры иностранных дел Японии Фумио Кисида и Южной Кореи Юн Бен Се, в конце концов, подписали соглашение об урегулировании этой проблемы, предусматривающее выплату Японией остающимся в живых «женщинам для утешения» 1 млрд иен (примерно $8,22 млн). Соглашение официальными лицами обеих стран преподносилось  как «окончательное и необратимое». Однако не успели высохнуть чернила на подписях министров, как возникли разногласия по поводу трактовки «исторического документа». Яблоком раздора стала бронзовая статуя сидящей на стульчике корейской девушки, установленная перед японским посольством в Сеуле как символ «женщин для утешения» и напоминание Японии о преступлениях ее  Императорской армии.

Токио давно и настойчиво добивался ее перемещения. На совместной пресс-конференции 28 декабря 2015 года  после подписания соглашения Кисида вызвал протесты южнокорейских официальных лиц, заявив, что оно предусматривает демонтаж статуи. Юн же лишь туманно заявил, что Южная Корея выработает свою позицию в отношении статуи  после  консультаций с установившими ее группами граждан. Весь последующий период отмечен, как в Японии, так и Южной Корее, не рассеивающимся шлейфом  протестов против «эпохального соглашения» со стороны националистически настроенных политиков, общественных организаций и СМИ двух стран. Причем острие критики за считающиеся  слишком большими и неоправданными уступки другой стороне  в обоих государствах зачастую направлено против собственных правительств. Парадокс ситуации состоит в том, что  соглашение  о «женщинах для утешения и успокоения» оказалось неутешительным и беспокойным для политиков, как Японии, так и Южной Кореи.

В частности, установка в конце 2016 года еще одной статуи «ианфу» перед Генеральным консульством Японии во втором по значению южнокорейском городе  Пусан настолько накалило отношения между Токио и Сеулом, что на родину был временно отозван посол Японии в Южной Корее.  А одна из южнокорейских транспортных компаний заявила даже  о своих планах разместить  подобные статуи в принадлежащих ей автобусах.

К настоящему моменту волна сооружения памятников «ианфу» уже перехлестнула  границы Южной Кореи. Выступая 21 ноября этого года в нижней  палате парламента, премьер-министр Японии Синдзо Абэ  сказал, что правительство потребовало от мэра Сан-Франциско не принимать в дар скульптуру, символизирующую «женщин для утешения». С таким предложением в мэрию американского города обратилась община американцев китайского происхождения. Городское собрание Сан-Франциско 14 ноября единогласно приняло резолюцию о приеме указанного подношения. Правда, у мэра есть  право  наложить вето на это решение. Абэ заранее выразил сожаление японского правительства по поводу этого случая.



А мэр второго по величине японского города Осака пригрозил, что город разорвет побратимские связи с Сан-Франциско, если американский побратим примет этот дар.  В случае  установления это будет третья такая скульптура, появившаяся в Соединённых Штатах. Две предыдущие были возведены группами американцев корейского происхождения в штатах Калифорния и Джорджия.  Установление в различных местах скульптурных изображений «ианфу» воспринимается официальными кругами Японии как раздувание антияпонских настроений.  

Особый всплеск недовольства в стране вызвал тот факт, что во время посещения Южной Кореи с официальным визитом американского президента в  начале ноября на банкет, на котором присутствовали Дональд Трамп и его южнокорейский визави Мун Чжэ Ин, устроителями была приглашена также бывшая корейская «ианфу» по имени Ли Ен Су. Степень японского возмущения была многократно усилена тем обстоятельством, что среди яств банкета  демонстративно было выставлено  блюдо под именем «Креветки Токто». Угощение, как следует из названия,   было приготовлено из ракообразных, выловленных в водах вблизи спорных островов, на которые, как уже говорилось,  претендует Япония,  называя японским именем Такэсима.  Это был расценено в Токио как беспардонный выпад южнокорейской стороны в двустороннем территориальном споре. Кульминацией неординарной ситуации на банкете  явилось неожиданное заключение Трампом в свои объятия Ли Ен Су под пристальными взглядами  южнокорейского президента и остальных участников банкета.

Реакция со стороны Токио не заставила себя ждать. Генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга  на срочно созванной пресс-конференции сказал по поводу указанного банкета: «Важно избегать действий, которые могут оказать негативное влияние на тесные связи между Японией, Соединенными Штатами и Южной Кореей».  Японское правительство также официально заявило, что приглашение «ианфу» на банкет «идет вразрез с духом соглашения 2015 года между правительствами Японии и Южной Кореи».

Примечательно, что на официальное мероприятие с участием Трампа была приглашена женщина, которая в Южной Корее воспринимается как живое олицетворение трагической судьбы кореянок, превращенных японцами в «ианфу». Ли Ен Су в 2007 году выступила в Палате представителей американского конгресса с рассказом о пережитом во время Второй мировой войны. Под впечатлением от услышанного  палата приняла резолюцию, требующую от японского правительства извинений перед бывшими «женщинами для утешения». Это вызвало трения между  первым кабинетом премьер-министра Синдзо Абэ, существовавшим в 2006-2007 годах, и правительством США.

Кроме того, 88-летняя Ли последовательно критикует соглашение об «ианфу», заключенное в 2015 году между Токио и Сеулом. А художественный фильм, в основу которого положена трагическая судьба соотечественницы, в настоящее время пользуется колоссальной  популярностью в Южной Корее –  по состоянию на 7 ноября 2017 года, его посмотрело уже более 3,3 млн. человек. 

Со своей стороны, источник, близкий к правительству Южной Кореи, в очередной раз подтвердив существование проблемы «женщин для утешения» в отношениях между Японией и Южной Кореей, откровенно пояснил, что цель приглашения Ли Ен Су на банкет с Трампом заключалось в том, чтобы привлечь к этой проблеме внимание Соединенных Штатов.

Вместе  с тем японские комментаторы, указывая на то, что среди сторонников нынешнего  президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина много жителей страны,  резко выступающих против  соглашения 2015 года, полагают, что  приглашение Ли на банкет с участием Трампа  было мотивировано внутриполитическим  соображениями нынешнего главы Республики Корея. 

Так или иначе, сочувственно заключив на официальном мероприятии в свои объятия престарелую «женщину для утешения», Трамп лишь подлил масла в тлеющий костер конфликта по поводу «ианфу»  между Японией и Южной Кореей,  которые по иронии судьбы, являются двумя важнейшими союзниками США в Азии.

Таким образом, устраивая душещипательную сцену встречи Трампа с членами семей японцев, похищенных Пхеньяном, Токио вряд ли мог предположить, что  Сеул, в свою очередь, организует рандеву американского президента с представительницей несчастных корейских женщин,  не по своей воле «утешавших и успокаивавших» японских солдат во время войны на Тихом океане.
В общем, как говорится, за что боролись.