Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

От лодки до глотки

Александр Савельев наблюдает за рыбой, которая движется с Дальнего Востока к прилавкам

От лодки до глотки
Фото: shutterstock.com

Александр Савельев

руководитель Информационного агентства по рыболовству
Россельхознадзор включил счетчик. На сайте ведомства мелькают секунды и даже микросекунды обратного отсчета времени «До перехода к обязательной электронной ветеринарной сертификации», которая, как известно, наступает 1 июля. Над счетчиком цитата, почему-то, Люка де Клапье, видимо, маркиза де Вовенарга: «Кто не знает цену времени, тот не рожден для славы», - и подробные наставления «Как начать работать во ФГИС «Меркурий».

Вообще-то обязательная электронная ветеринарная сертификация должна была включиться 1 января 2018 года. Однако усилиями мощных лоббистов, вероятно, плохо знакомых с наследием Люка де Клапье, она была отложена на полгода. В части рыбопродукции за отсрочку выступал «Рыбный союз» по причине не готовности работать с «Меркурием» и умолял дать время до лета, чтобы все довести до ума. Но вот уже и середина весны, а до ума ничего не доведено.

Крупнейшие торговые сети предупредили о возможном дефиците продуктов питания. Половина поставщиков продукции животного происхождения не подтвердили готовность работать в системе электронной ветеринарной сертификации «Меркурий» или же вовсе ее не внедрили. При рекордных уловах рыбы на Дальнем Востоке страны перспектива дефицита выглядит как издевательство над здравым смыслом.

Что все это значит для нас, простых потребителей?

Для нас это означает переворот, революцию в потреблении, кардинальные перемены в наших взаимоотношениях с продавцами.

Ведь что происходит сейчас? На банальный вопрос, а свежая ли рыба, обычно получаем такой же банальный ответ: «Только утром привезли». Это не означает абсолютно ничего. Вообще ничего. Рыбу могут привезти и выложить на прилавок хоть у вас на глазах, что никак не характеризует ее свежести. Откуда ее везли? Как долго? Где хранили? Где перерабатывали? Ответы на эти вопросы не содержит даже текст сопроводительных документов или этикетка на упаковке.

Этикетку, кстати, лучше вообще не читать. Разве что для развития чувства юмора. Чего только на них не прочитаешь. «Треска замороженная, изготовитель ООО «Талдом-Рыба», например, или «Минтай, изготовитель ООО «Посейдон», Калужская область, Боровский район». Ёжику понятно, что ни треска в Талдомском районе Московской области, ни минтай в Боровском Калужской не водятся. А водится эта рыба в далеком Баренцевом и еще более далеком Беринговом море, где эту рыбу, собственно, и добывают в длительных экспедициях. 

Так что замороженная на борту траулера рыба движется к нашим прилавкам не один месяц. А еще хранится в холодильниках… А еще перерабатывается… Только понимая весь этот длительный путь от лодки, как говорится, до глотки, можно сделать вывод о качестве морепродукции.

Читать документы, сопровождающие рыбу, тоже почти бесполезно. Только время зря потратите. Кстати, о документах. Знаете ли вы, что безопасность продуктов питания в нашей стране регламентируется примерно 7 (семью!) тысячами нормативных документов. И ни один из них, ни один не касается качества продукции.

Поэтому что бы там ни писали и что бы нам ни говорили у прилавка, все эти слова будут оставаться лишь фигурой речи, как и то, например, что Москва – порт пяти морей.

Грядущая обязательная электронная ветеринарная сертификация «Меркурий» и позволяет безупречно, подчеркну, в электронном виде определять весь путь рыбы, после того, как её достали из моря или ещё какого водоёма. Во всем мире это называется «сhain of custody» — цепочка поставок от производителя до потребителя.

Конечно, искусным лоббистам и горячим сторонникам отсрочить эту самую электронную ветеринарную сертификацию или вовсе ее избежать будет невозможно выдавать канавную тилапию или мусорный пангасиус за рыбу «из морских глубин». Но для нас, потребителей, открывается реальная возможность безошибочно покупать последний «дикий белок» на планете, как называют нашу рыбу на Западе.
Совсем недавно мы уже говорили о фальсификации рыбопродукции. События последнего времени и тревоги торговых сетей о возможном дефиците продуктов питания с особой остротой напоминают о проблеме прослеживаемости и идентификации продукции на прилавках. Вот уже и у «Меркурия» обозначились явные противники, не желающие переходить на электронный документооборот. А вступивший в действие с 1 сентября прошлого года технический регламент «О безопасности рыбы и рыбной продукции» вообще не заработал.  

Хуже того, в Минпромторге уже всерьез обсуждают, как избежать подключения к «Меркурию», и навязывают альтернативу электронной ветеринарной сертификации. У нас же как не было, так и нет возможности получить ясный и честный ответ у продавца о свежести рыбы, о качестве рыбопродукции. А главное, нет инструмента, чтобы безупречно измерить весь путь товара - от лодки, как говорится, до глотки.
29 октября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика