Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Перезагрузка РИПов

Минвостокразвития запускает новые льготы по региональным инвестпроектам для Дальнего Востока

Совет Федерации одобрил федеральный закон, предусматривающий для инвесторов на Дальнем Востоке льготы по налогу на прибыль и налогу на добычу полезных ископаемых. Теперь Дальний Восток получит новый универсальный механизм поддержки для бизнеса, не привязанный к конкретным зонам, как это раньше было с ТОРами и Свободным портом.

Перезагрузка РИПов

Один раз законопроект «О внесении изменений в налоговый кодекс Российской Федерации»  уже был направлен в Совет Федерации разработчиками, но был им отклонен вследствие содержащейся технической ошибки. Что это была за ошибка остается неизвестным – заданный в свое время корреспондентом EastRussia вопрос Минвостокразвития оставило без ответа. Вторичное поступление закона в Совет Федерации означает, что теперь он должен полностью устраивать верхнюю палату. Принятие закона после его доработки показывает, что его форма действительно является теперь безупречной. Но о самой его идее такого механизма сказать этого пока нельзя – как во время его разработки, так и сейчас у ряда экспертов сохраняется скепсис. В первую очередь потому, что среди озвучиваемых инвесторами факторов, отталкивающих их от вложений в инвестиционные проекты на Дальнем Востоке, налог на прибыль и налог на добычу полезных ископаемых – далеко не первоочередные препятствия.

Глава Минвостокразвития России Александр Галушка анонсировал новый механизм предоставления льгот региональным инвестиционным проектам (РИП) следующим образом: «инвестор получает льготу после достижения определенного уровня инвестиций в проект, в уведомительном порядке. Инвестору не нужно ничего доказывать чиновникам, входить в какие то реестры, подписывать какие то соглашения. По факту: вложил деньги на Дальнем Востоке – получаешь льготу».

Механизм действия льготы, отраженный в принятом законе, следующий. Если инвестор, реализующий проект на Дальнем Востоке, в течение трех лет вложил 50 млн рублей, или же в течение 5 лет – 500 млн рублей, то он автоматически получает право на льготу в качестве регионального инвестиционного проекта. При этом учитываются инвестиции, совершенные с 1 января 2013 года. На период в 10 лет инвестор освобождается от выплаты налога на прибыль, зачисляемого в федеральный бюджет. Также в течение первых 5 лет применяется пониженная ставка налога на прибыль, зачисляемая в региональный бюджет, – от 0 до 10%, в течение следующих 5 лет – не менее 10%. Льгота по налогу на прибыль начинает действовать с периода, в котором впервые получена такая прибыль. Льгота по уплате НДПИ исчисляется следующим образом: в течение первых двух лет инвестор полностью освобождается от НДПИ, в общей сложности льгота действует 10 лет, в течение этого срока размер льготы сокращается на 20% каждые 2 года.

Получить статус РИП согласно закону может любое производство за исключением предприятий, выпускающих подакцизные товары (исключение составляет производство такой продукции, как автомобили, мотоциклы и др.), а также предприятий, работающих в сфере нефте- и газодобычи.

Ожидания от нововведения у Минвостокразвития значительные. По словам директора департамента обеспечения реализации инвестиционных проектов Минвостокразвития Александра Крутикова, ведомство «рассчитывает, что после принятия этого закона сотни инвесторов поспешат получить статус РИП для своих проектов. И первые несколько десятков проектов обзаведутся таким статусом уже до конца 2016 года. Так как инвестиция в размере 50 млн рублей – это вложение, которое под силу среднему бизнесу».

«Предполагаемая законопроектом налоговая модель РИП аналогична той, что предусматривается территориями опережающего развития. За исключением того, что в ТОРах, помимо льгот по налогу на прибыль и налогу на добычу полезных ископаемых, предусмотрены еще и льготы по социальным налогам», – дополнил Александр Крутиков.

Опрошенные корреспондентом EastRussia эксперты в целом поддержали инициативу по созданию нового механизма поддержки инвесторов на Дальнем Востоке, однако отметили, что интерес к нему, вероятнее всего, будет носить достаточно осторожный характер. Так, согласно одному из мнений, эффект от льготы будет ощущаться только при 100% «белой» бухгалтерии – критерий, которому не только на Дальнем Востоке, но и в целом по стране бизнес зачастую не соответствует. «И вовсе не факт, что новая льгота станет достаточным стимулом для того, чтобы становиться «белее», – замечает источник EastRussia.

По словам вице-президента АНО «Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства» Владимира Буева, существующий сегодня налог на прибыль – 20% – не является чрезмерно высоким для российских производителей. И, к тому же, выплачивается сейчас далеко не всеми производителями, так как обнуляется при отсутствии прибыли у предприятия. А также потому, что многие предприятия с легкостью сегодня от него уходят – как мелкий и средний бизнес, так и крупный, с целью избежать налогообложения, сегодня либо искусственно занижают прибыль, либо используют оффшорные схемы. Уйти от НДПИ сегодня не так легко, но так как этот налог затрагивает ресурсодобывающие компании, то, по мнению эксперта, предоставление льготы по нему – мера излишняя, так как у этих производителей сегодня и так имеется достаточный интерес к инвестированию на Дальнем Востоке. 

«Если тот или иной инвестиционный проект является хоть в какой-то степени рентабельным, то, на какой территории он не размещался бы, инвестор будет вкладываться в его реализацию. Если же проект нерентабельный, то предоставлением подобной господдержки тут сильно не поможешь. Поэтому, учитывая еще и современные реалии, представляется сомнительным, чтобы данные налоговые льготы выступили большим стимулом для вложения инвестиций в добычу полезных ископаемых на Дальнем Востоке. Есть разве что вероятность, что эти льготы помогут некоторым госкорпорациям в реализации каких-то отдельных инвестиционных проектов. И то – речь о единичиных проектах, уже и без данных налоговых льгот предусматривающих активное содействие, в том числе финансовое, со стороны государства», – объяснил Владимир Буев.

На взаимосвязь нового механизма с «чистотой» отчетности бизнеса обращает внимание и старший научный сотрудник сектора экономики зарубежных стран Центра экономических исследований Российского Института стратегических исследований Николай Трошин. По словам эксперта, «определенный эффект для развития страны от действия нового закона возможен только тогда, когда его принятие будет сопряжено с ужесточением той отчетности, которой сегодня подвергаются в России все производители. Так как только в случае исключения разнообразных мошеннических схем, в частности, делающих возможным уход от выплат налогов, те, наконец, начнут производиться в России в полном объеме».

По мнению эксперта, сейчас в корне неправильно ранжировать приемлемость и величину отдельных российских налогов, и, соответственно, предоставлять возможности по их выборочному уменьшению российским производителям. Следует оценивать масштабы в целом всего того налогового бремени, которое сегодня существует в России, а его – на фоне мировой практики – запредельно высоким назвать нельзя. Согласно зарубежным исследованиям, в России отчисления с рубля прибыли ниже, к примеру, чем в Китае, и приблизительно равны тем, что производятся в Индии и Бразилии. Таким образом, причина недостаточного объема инвестиций, поступающих в Россию, не в высоком уровне налогов, а в недостаточном стимулировании современной системой налогового льготирования инвестиционных вложений.

«Сегодня эта система не имеет так называемой «прямой привязки» к инвестициям: получение льготы не связано напрямую с вложением определенного объема инвестиций тем или иным агентом в добычу полезных ископаемых и/или производство. Существует возможность получения льготы агентом без параллельного инвестирования им в развитие добычи и/или производства. Когда такая возможность будет исключена и выполнение обязательств инвестором, взятых им при получении льготы, будет жестко контролироваться, тогда система налогооблажения в России начнет выступать как стимул инвестиционной активности в стране», – пояснил Николай Трошин.

По его словам, учитывая ориентированность государства на приоритетное развитие экономики на Дальнем Востоке, внедрять «прямую привязку» системы налогового льготирования следует начать именно с данного макрорегиона.

«Но то, что более всего сегодня может поспособствовать реализации инвестиционных проектов в России, и, в частности, на Дальнем Востоке, – это внедрение в их рамках ускоренной амортизации. То есть, такой амортизации, которая предусматривала бы списание на себестоимость в течение двух лет работы предприятия всех расходов, осуществленных инвестором в процессе инвестирования в основные средства. Потому что как раз одним из последующих эффектов от проведения ускоренной амортизации предприятиями явится снижение объема обязательных для них налоговых отчислений – поскольку такая амортизация позволяет сократить предприятию прибыль, подпадающую у него под налогооблажение. Другими важными последствиями внедрения ускоренной амортизации явятся ускорение возврата вложенных средств инвесторами и возможность более точно предвидеть будущие доходы», – заметил Николай Трошин.

Эксперт отмечает, что сейчас в России возможность осуществления ускоренной амортизации не предусмотрена – предприятия работают согласно системе, предполагающей проведение амортизации в течение 5-10 лет. В то же время, по мнению Николая Трошина, для государства целесообразно сделать общедоступным процесс внедрения ускоренной амортизации в России и исключить возможность возникновения в его рамках «серых» схем. Хотя бы начав с Дальнего Востока.