Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Плюс минус население Дальнего Востока

EastRussia постаралось чуть лучше узнать, кто именно приезжает на Дальний Восток, и кто с него уезжает

Плюс минус население Дальнего Востока
EastRussia продолжает серию публикаций о статистике миграции на Дальнем Востоке, открытую заметкой "Отток населения выходит из-под объяснения". На этот раз мы изучили историю одной реальной миграции на примере экс-дальневосточницы Марины Хитровой (хотя она не позиционирует себя как экс-дальневосточницу — отнюдь! — и продолжает часто бывать на родине), а затем закопались в статистику по итогам 2016 года, чтобы подтвердить или опровергнуть предыдущие собственные же выводы. Подтверждаются они или нет — в материале EastRussia.


ПРОЧЬ ОТ ВОСТОЧНОГО СОЛНЦА
Марине Хитровой 27 лет. Четыре года назад она переехала из Хабаровска в Москву. В один прекрасный день уволилась из одной из структур краевого правительства, где проработала полтора года после окончания университета, купила билет в один конец, собрала вещи и полетела в город, в котором у нее было только два знакомых человека – подруга, уехавшая из Хабаровска годом ранее, и едва знакомый троюродный брат, в съемной квартире которого Марина и прожила первые два месяца, пока искала работу, квартиру и себя.

"Почему я уехала? – рассуждает Марина. – Точно не потому что перестала видеть перспективы развития или достигла потолка в карьере (кажется, так обычно отвечают на вопрос о переезде в Москву). Когда я покупала билет в один конец, мне было 23 года, я жила с родителями и у меня была интересная работа с приличной зарплатой, что для вчерашнего выпускника вуза неплохой результат".

Столицу покорять было непросто. Подруга помогла с интересной подработкой – нужно было писать заметки в журнал для начинающих бизнесменов. Марина за два месяца объездила почти весь город, завела много новых знакомств, сняла на пару с новой подругой (кстати, тоже дальневосточницей) квартиру в центре столицы. Новый город, новое окружение, новые вызовы – Марина приняла столичный ритм, московскую движуху. Сегодня у нее муж, сын и ипотека, много путешествий и интересная работа. Правда, есть одно правило – раз в полгода летать в Хабаровск. Пусть только на неделю, но все же. "Я не могу долго без этого высокого неба и яркого солнца, без своих родных и друзей – тех людей, ближе которых я так и не нашла в Москве”,— говорит она.


ВСТРЕЧНЫЕ ПОТОКИ
История Марины – одна из десятков тысяч историй дальневосточников, покинувших свой край. Причем с самыми разными эмоциями. Кто-то уехал в поиске, очарованный перспективами мегаполисов. А кто-то – наоборот, от безысходности, тяжелого климата и разваленной инфраструктуры.

Бюллетень Росстата "Численность и миграция населения Российской Федерации в 2016 году” дает много поводов для размышления. В первую очередь – о крайней неоднозначности данных по притоку/оттоку населения, которые высказываются региональными и федеральными чиновниками, и широко тиражируются СМИ. Даже минимальная аналитика по структуре миграции отчетливо демонстрирует целый ряд масштабных процессов. Да и что уж говорить – если в регионе с населением чуть более 6 млн человек в 2016 году выбыло 268 тысяч человек – это 3,9% населения!

Дальний Восток в 2016 году – лидер по стране по соотношению числа выбывших к средней численности населения. Этот показатель в целом по округу составляет 3,9% (для сравнения, СЗФО – 3,55%, УрФО – 3,21%, СФО – 3,17%; наименьшее значение на Северном Кавказе – 2,08%). С Чукотки уехал каждый 9-й (9,59%) – и это абсолютный рекорд по стране. Следом идут Ямало-Ненецкий автономный округ и Алтай (6,75% и 6,03%). На Дальнем Востоке активно уезжают из Магаданской области (5,58%), с Сахалина (4,31%) и из Якутии (4,18%). Интереса ради, наименьшую готовность к перемене мест демонстрируют Ингушетия, Чечня, Москва и Крым. Во всех четырех регионах показатель не превышает 1,5%.

Если брать миграционное сальдо (разницу между прибывшими и выбывшими), получим еще одно неприятное “лидерство" Дальнего Востока. Федеральный округ – лидер по оттоку населения в стране (за год население сократилось на 0,28%; отрицательные показатели также у СКФО (–0,21%), CФО (–0,07%), ПФО (–0,05%). Скорость оттока  населения сразу у двух дальневосточных регионов составила 1% – это ЕАО и Чукотский АО. Ближайший показатель – в республике Коми и в Ненецком АО – колеблется на уровне 0,8%.

Томская область Население Выбыло % выбывших Сальдо (выб./приб.) Отток, %
ДФО 6 188 800,0 241 075 3,90 -17 367 -0,28
Республика Саха (Якутия) 961 200,0 40 149 4,18 -4 153 -0,43
Камчатский край 315 400,0 11 764 3,73 -1 805 -0,57
Приморский край 1 926 100,0 69 371 3,60 -3 209 -0,17
Хабаровский край 1 333 900,0 50 042 3,75 -1 586 -0,12
Амурская область 803 700,0 29 650 3,69 -3 270 -0,41
Магаданская область 146 000,0 8 152 5,58 -739 -0,51
Сахалинская область 487 300,0 20 980 4,31 -487 -0,10
Еврейская авт. область 165 200,0 6 174 3,74 -1 602 -0,97
Чукотский авт. округ 50 000,0 4 793 9,59 -516 -1,03


КТО КУДА, А МЫ В МОСКВУ
268 тысяч выбывших – это означает, что именно такое количество людей уведомили регистрационные органы об изменении своего места жительства. Это не значит, что такое количество людей уехало с Дальнего Востока. Наоборот, эта цифра включает в себя внутрирегиональную миграцию. Вычтя которую, можно посчитать, сколько в действительности уехало (и даже куда).

Таблицы "Внутрироссийская миграция населения по территориям прибытия и выбытия в 2016 году” посвящены именно этой статистике. Внутрирегиональная миграция в ДФО в 2016 году – 159 тысяч человек. Уехало из макрорегиона в другие регионы России 81 629 человек. Приехало из других регионов России 56 553 человека. Разница, как видно, составляет 25 тысяч человек.

Анализ деталей этой статистики позволяет обнаружить несколько интересных процессов. Во-первых, 90% оттока происходит в пользу Центрального, Северо-Западного и Южного федеральных округов. Лидером при этом является именно Южный федеральный округ – сюда приехало с Дальнего Востока на 8916 человек больше, чем переместилось в обратном направлении. 

Во-вторых сразу с двумя федеральными округами – Северо-Кавказским и Сибирским – Дальний Восток имеет положительное миграционное сальдо. Хоть и символическое. За счет Сибири население Дальнего Востока увеличилось на 353 человека, а за счет  Северного Кавказа – на 166 человек. 

Но самое интересное начинается при рассмотрении соотношения село / город, которое тоже дает Росстат. Города Дальнего Востока активно привлекают сельское население из всех федеральных округов кроме Центрального и Северо-Западного. За счет сельского населения со всей страны города Дальнего Востока выросли на 4,7 тысяч человек. Из них на 2,5 тысячи – за счет селян из Сибири. С городским населением тренд обратный – горожане с Дальнего Востока едут в села Центрального, Северо-Западного и Южного федерального округа. Причем лидером, конечно, является ЮФО: свыше 4 тысяч жителей дальневосточных городов в 2016 году обосновались в сельской местности на Юге России.


ЕСТЬ ПРИТОК!
Увеличение количества людей, по которым отсутствует информация об образовании, вероятнее всего связана с увеличением числа иностранных работников и трудовых мигрантов. Это и логично – на Камчатке остро требуются руки для рыбной промышленности, ЕАО традиционно привлекает дешевую рабочую силу на работу в сельское хозяйство. У Росстата есть статистика по источникам миграции в регион – и, что совершенно неудивительно, на фоне общего оттока населения, на Дальнем Востоке растет количество приехавших из-за рубежа.

Итак, в 2016 году ни один из регионов Дальнего Востока в целом не показал миграционный приток населения. Везде – отток. Тем не менее, ни один (!) дальневосточный регион не показал отрицательные значения по международной миграции. Везде – только “плюс”, от +73 человека ЕАО до +2,8 тыс. человек в Хабаровском крае.

Росстат делит международную миграцию на “страны СНГ” и “другие зарубежные страны”. Положительное сальдо в миграционном обмене со странами СНГ составляет 9 тыс. человек. На фоне абсолютных величин (всего из стран СНГ приехало 24 тыс. человек, а уехало – 15 тыс. человек), эти 9 тыс. “оставшихся" – это очень существенная динамика.

Как всегда, интересно посмотреть доли – какой из дальневосточных регионов более восприимчив к миграции из стран СНГ, какой – менее. Что интересно – со значительным отрывом лидирует Магаданская область – прирост населения за счет приехавших из стран СНГ составляет 0,7% от средней численности в 2016 году (в среднем по ДФО этот показатель составляет 0,14%). Второе место занимает Камчатский край (0,23%). Показатель, например, Якутии – всего 0,07%.

Этот результат Магаданской области – очень высокий. Для сравнения, в России Магаданскую область в 2016 году по соотношению притока миграции из стран СНГ к имеющемуся населению опередили только 5 регионов: Республика Мордовия, Калужская область, Курская область и город Севастополь.

К слову, выразителен также миграционный обмен как минимум трех дальневосточных территорий с “другими зарубежными странами” (не СНГ). Это Хабаровский край, Приморский край и Амурская область. Интенсивность этого обмена достаточно четко выделяется на фоне других регионов ДФО и может объясняться наличием границы с КНР (и близостью КНДР).


прибыло из других зарубежных стран выбыло в другие зарубежные страны Сальдо
Хабаровский край 5 200 4 882 318
Приморский край 4 478 5 350 -872
Амурская область 1 042 1 854 -812
Камчатский край 236 146 90
Сахалинская область 221 70 151
Еврейская авт. область 24 20 4
Республика Саха (Якутия) 19 20 -1
Магаданская область 9 16 -7
Чукотский авт. округ 1 - 1


НЕ СТАРЕЕТ ДУШОЙ ДАЛЬНЕВОСТОЧНИК
Одна из таблиц бюллетеня Росстата посвящена возрастному составу миграции. Возрастные градации три – моложе трудоспособного, трудоспособного возраста и старше. Абсолютными лидерами по миграции, очевидно, являются люди в трудоспособном возрасте. Их доля в числе уехавших с Дальнего Востока – 75% (доля тех, кто старше – 10%, тех, кто младше – 15%). В числе приехавших – даже больше, 77% (стариков 8%, детей и подростков – также 15%). Тем не менее, уехало больше, чем приехало, и за год регион потерял 9374 человека в трудоспособном возрасте. Это очень немного (–0,25%), учитывая, что всего трудоспособного населения на Дальнем Востоке насчитывается сегодня почти 3,7 млн человек. 

Тем не менее, интересно посмотреть динамику в региональном разрезе – как себя ведет статистика по отдельным субъектам Дальнего Востока. На графике видно, что, например, миграционная убыль трудоспособного населения в Хабаровском крае, в Магаданской области, на Сахалине и на Чукотке практически полностью возместилась притоком. Сокращение числа трудоспособного населения произошло в Якутии, Приморье, Амурской области и ЕАО. Миграционное сальдо в ЕАО – минус 1602 человека, причем 70% из них – в трудоспособном возрасте. Такой же процент в Амурской области – из 3270 человек разницы между приехавшими и уехавшими доля трудоспособного возраста – 70%. Для сравнения – в Магаданской области, Хабаровском крае и на Сахалине львиная доля миграционного сальдо – люди старше трудоспособного возраста.




5 ЯКУТСКИХ ДОКТОРОВ НАУК
Интересную статистику дает Росстат по структуре миграции с точки зрения образования. При взгляде на сальдо в глаза бросаются потери Хабаровского края в 23 уехавших кандидата наук, и очевидное приобретение Республики Саха (Якутия) в виде 5 (!) приехавших докторов наук. Вместе с тем, скрупулезное изучение цифр позволяет сделать ряд совершенно чувствительных выводов.

Миграция вымывает уровень образования и квалификации на Дальнем Востоке. Во-первых, это видно по структуре сальдо. Суммарный отток лиц старше 14 лет в 2016 году составил 15727 человек, при этом почти каждый второй из них (свыше 7,2 тыс. человек) – с высшим образованием. Тем не менее, в целом регионы сохраняют баланс по уровню образования среди тех, кто уезжает, и тех, кто приезжает. Хоть в абсолютных числах людей с высшим образованием приезжает и меньше, чем уезжает, но их количество более-менее пропорционально общему миграционному тренду. Исключение составляют два региона – Камчатский край и Еврейская АО, и это очень хорошо видно на графике ниже. В этих регионах доля людей без образования, или с отсутствием информации об образовании, ощутимо выросла за год. Причем замещение в первую очередь идет за счет людей с высшим образованием.




ВЫХОД – ВАХТА
Напоследок – еще одна таблица Росстата, описывающая виды и сроки регистрации по потокам выбывающих и прибывающих в регион людей. Возможных вариантов три: зарегистрирован / снят с регистрации по месту жительства; уехал к месту временного пребывания или вернулся с него. Здесь все достаточно просто – снялось с регистрационного учета по месту жительства на 21 тысячу человек меньше, чем прописались в новых квартирах. Уехали к месту временного пребывания на 7,5 тысяч человек больше, чем вернулись из него. Зато третий показатель – растет. На Дальнем Востоке как на территории временного пребывания в 2016 году зарегистрировались на 11 тысяч человек больше, чем уехали по окончании такого временного пребывания.




А ВСЕ–ТАКИ ПОЧЕМУ Я УЕХАЛА?
"Итак, все-таки почему я уехала? – продолжает Марина Хитрова. – Ведь были перспективы развития и здесь, в Хабаровске. Мне просто хотелось выйти из зоны комфорта, испытать свои силы – смогу ли я чего-то добиться в совершенно незнакомом городе, в 8000 км от дома, где нет ни родственников, ни друзей, ни работы, ни жилья. Мне было нужно почувствовать себя взрослой, самостоятельной, способной самой обеспечивать себя, платить за квартиру, покупать продукты, принимать важные решения. И, конечно, Москва всегда привлекала меня своим масштабом и близостью к Европе".

Сегодня переезд в Москву Марине кажется довольно безрассудным юношеским поступком, на который легко можно решиться "только пока тебе слегка за двадцать, родители еще в расцвете сил и у тебя никаких обязательств/мужей/детей". Однако Марина уверена, что это классный опыт, который дал ей именно то, чего ей хотелось. Хотя… 

"Я совершенно не готова сказать, что всё, я навсегда в Москве”, – заключает Марина.


Редакция EastRussia приглашает экспертов-демографов и специалистов по миграции выступить с комментариями по поводу приведенных данных Росстата.