Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Сергей Носов: "Не волшебники, но учимся"

Губернатор Магаданской области о том, чем его удивила Колыма и почему на золотоносной почве не работают волшебные заклинания

Сергей Носов:
Фото: Донат Сорокин / Фотобанк ВЭФ, ТАСС
- Сергей Константинович, вы родом из Магнитогорска, с Урала, работали в Нижнем Тагиле. На Дальнем Востоке человек относительно новый. Отчего именно вас назначили руководителем рабочей группы, которая занималась подготовкой Госсовета по дальневосточным проблемам? Что вам удалось увидеть «свежим глазом»?
 
- Мою кандидатуру предложил Юрий Петрович Трутнев, президент и его администрация дали свое согласие. Почему – надо спрашивать у них, а не у меня. Но, возможно, расчет был именно на то, что у нового человека «глаз не замыленный», ему видно то, к чему остальные привыкли и не замечают.

Пока, мне кажется, до многих полностью так и не дошел смысл сказанных президентом слов: «Дальний Восток – это наш приоритет XXI века». Однако самый дальний регион России действительно может сейчас сыграть роль локомотива мировой экономики, гаранта стабильности во всем мире. Вопрос в правильном подходе к решению его проблем. Кстати, на форуме это ощущалось очень сильно. Особенно когда своими мыслями делились представители не только России, но и других стран – Китая, Японии… Президент, когда ставит перед нами амбициозные задачи, мыслит глобально, геополитически, но вполне реалистично. Нам остается поддержать его в меру сил и характера.
 
- А чем вас больше всего удивила Магаданская область, где вы теперь не «врио», а законно избранный губернатор (с чем вас искренне поздравляем)?
 
- Практически полным отсутствием промышленности. При том, что тяжелая промышленность в Магаданской области еще несколько десятилетий назад была. Достаточно вспомнить историю региона, посмотреть старые фото. Да, здешние заводы по масштабам не «Уралмаш», но они работали! Но после шока 90-х гг Дальний Восток восстанавливался гораздо труднее и медленнее, чем европейская часть страны, центральные регионы. Причин тому много, как объективных, так и субъективных. Итог налицо. Нам сейчас труднее, чем кому бы то ни было.

Но есть проблемы, которые не назовешь иначе как «дикими». Начиная с авиаперевозок, о которых уже давно разговор идет на повышенных тонах. Как такое возможно: из Магадана на Чукотку на самолете два часа пути. А тратим шестнадцать, потому что лететь приходится через Москву, прямых рейсов нет. Получается, что частная компания объявляет целый регион «невыгодным», а государство спокойно с этим соглашается. Какая там экономика, какие там приоритеты, какой там XXI век… В любой другой стране мира решить подобную проблему удается, а у нас почему-то нет. На мой взгляд, надо просто разобраться, каким образом частные компании используют поддержку со стороны государства, а затем многое пересмотреть и переоценить. Президент в ходе Госсовета на эту тему высказался очень четко. В отличие от высоких чиновников, которые всеми силами увиливали от прямых ответов на его вопросы.
 
- Если говорить о качестве жизни людей, то можно ли вообще сравнивать Дальний Восток и Урал – например, Нижний Тагил с Магаданом?
 
- Сам Магадан хоть как-то поддается такому сравнению с другими крупными городами. А вот районные центры и близко не стояли. То, что там видишь, ужасно. Пустые глазницы домов с выбитыми стеклами. Запустение. Бездорожье…
 
- Еще до вашего приезда Магаданская область попала в первую тройку самых пьющих регионов России. Есть ли надежда решить эту проблему в обозримом будущем?

- Проблема есть, и она достаточно острая. Силовые меры или запреты тут не помогут. Это целый клубок, который надо распутывать с разных сторон. Надо создать условия для того, чтобы человек нашел достойную работу, стал заниматься спортом, вошел во вкус нормальной, здоровой жизни, чтобы у него появились цели и желание их достичь. Одной только хорошей книги или умной телепередачи для этого недостаточно. Цель государства – сделать так, чтобы люди хотели и могли жить в цивилизованных условиях, имели разносторонние интересы и возможности.
 
- Магаданская область – единственный регион ДФО, где нет территорий опережающего развития. ТОРы вам не нужны?
 
- Планы их создания есть, но сначала надо как следует подготовить проекты и документацию. Сам по себе ТОР не самоцель, важно получить от него полноценную отдачу. Мы готовимся развивать туристическое направление, то есть малый и средний бизнес. А в любом регионе рост туризма - очень неплохой индикатор того, как вообще обстоят дела с местной экономикой. Туристы поедут лишь туда, где качество жизни и уровень сервиса будут на достаточно высоком уровне.

Нам предстоит развивать туристскую инфраструктуру с таким расчетом, чтобы сочетать и курортный отдых, и активные походы, и экологические туры, и познавательные поездки, например, на золотодобывающие предприятия. Причем туриста надо «передавать» из региона в регион, чтобы он мог за время отпуска увидеть на Дальнем Востоке как можно больше – раз уж потратил немалые деньги на авиабилет. Огромное разнообразие впечатлений!  Владивосток – это, считайте, юг, погода в нем как в Сочи. На Камчатке – охота и рыбалка, горные лыжи зимой… Есть что посмотреть. Но опять встают проблемы авиаперевозок, билетов, логистики, отелей и так далее.
 
- Кто же должен создавать такую инфраструктуру – бизнес или государство?
 
- Совместно. Так, как это делалось во Вьетнаме, Корее или в Китае. Вопросы подобного партнерства относятся не только к туристической сфере – ко всем прочим тоже. Для того, чтобы бизнес пришел и закрепился в регионе, государство должно создать ему стартовые условия и показать пример. Частный инвестор не похож на Буратино. Он не верит, что если пять золотых монет зарыть на Поле Чудес и сказать над ними волшебное заклинание «крекс-пекс-фекс», к утру там вырастут золотые деревья. Он денежки свои придерживает и выбирает, где комфортнее вести бизнес. Зачем кормить собой мошку и что-то строить в чистом поле, если в другом месте светят более выгодные условия? Вот в этот момент государство и должно их предложить. Кстати, таким путем уже успешно идет республика Татарстан. Если вы были на  сессии ВЭФ с участием Республики Корея, то наверняка слышали про пример компании «Поско». Она купила акции металлургического комбината, который в городе Чоболи построило государство специально для последующей продажи. Таким образом удалось обеспечить растущую корейскую автоиндустрию собственным металлом. Когда предприятие уже готово «под ключ», частный бизнес с удовольствием его купит, а банки профинансируют сделку. Но начинать такие стройки частники не в силах. Слишком дорого и рискованно.
 
- Вы, насколько я знаю, металлург в четвертом поколении. Готовы ли применить свои знания на губернаторском посту?
 
- Это, конечно, не главное, чем я должен заняться, но… Железная руда на Дальнем Востоке есть. И в Амурской области, и в Якутии, и в Магаданской тоже. Понятно, что золото – приоритет. Но если есть предприятие «Амурсталь» и собственные ресурсы – глупо завозить все втридорога со стороны. Никто не мешает нам производить собственную арматуру, трубы, лист и так далее.
 
- Какой вы хотели бы увидеть Магаданскую область в конце своего губернаторского срока?
 
- Будем реалистами. Вряд через пять лет что-то изменится, будто по волшебству. Но я вижу примеры других регионов или городов, где каждодневная кропотливая работа постепенно позволяет достичь ощутимых перемен к лучшему. Я считаю своей задачей-минимум заложить основу, фундамент для развития Магаданской области лет на пятьдесят вперед. Не до 2024 года, а гораздо дальше. Не зря же Дальний Восток назвали приоритетом всего ХХI века, а не одного-двух десятилетий. Из этого и будем исходить. Уверен, что наши усилия помогут сдвинуться с места и уверенно пойти вперед.