Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Чего добивается "Роснефть" отказом от ВНХК?

Единственный проект в ТОР «Нефтехимический» – строительство нефтеперерабатывающего комплекса Восточной нефтехимической компании – находится на грани отмены

Чего добивается
Фото: Primamedia.ru
На этой неделе компания «Роснефть» заявила о своем отказе от реализации проекта по созданию Восточной нефтехимической компании (ВНХК) в Приморье. Первая информация прошла 13 мая, когда «Ведомости» со ссылкой на первого вице-президента «Роснефти» Павла Федорова написали об исключении ВНХК из инвестиционной программы нефтяной компании. 

«ВНХК был рентабелен в рамках существовавшей налоговой системы, – приводит газета цитату топ-менеджера. – И сегодня из-за реализации налогового маневра он не является рентабельным. И он был снят, исключен из инвестпрограммы компании».

Чуть позже «Роснефть» выпустила специальное заявление, в котором позиция была несколько смягчена. С одной стороны – вся ответственность за снятие проекта с повестки была возложена на государственного регулятора: "В связи с высокой капиталоёмкостью возможность его осуществления напрямую зависела от стабильности и привлекательности фискального режима, поддержки государства в части строительства внешней и социальной инфраструктуры (газ, электроэнергия, жилье). На протяжении ряда лет компания прилагала все возможные усилия для получения соответствующей поддержки на федеральном уровне. Однако её инициативы не были поддержаны регулятором. Напротив, за последние годы в Налоговый кодекс было внесено около 50 существенных изменений, прямо и негативно влияющих на инвестиционные проекты в нефтепереработке и нефтехимии”.

С другой стороны – «Роснефть» оставила “окно” для возможности вернуться к реализации ВНХК: "При этом, «Роснефть» продолжит диалог с органами исполнительной власти с тем, чтобы попытаться найти эффективную экономическую модель проекта”.


ПРОЕКТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ
Напомним, проект стоимостью до 1,5 трлн рублей хотели реализовать в Партизанском районе Приморья, он должен был стать одним из самых масштабных в нефтехимии. В его рамках «Роснефть» планировала» создать крупнейший нефтеперерабатывающий и нефтехимический комплекс на Дальнем Востоке. Планировалось, что после его реализации можно будет решить проблему локального дефицита и высоких цен на топливо в ДФО, а также отправлять продукцию с высоким уровнем добавленной стоимости на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона.

Все выглядело радужно и перспективно. Осенью 2015 года «Роснефть» и Китайская национальная химическая корпорация подписали меморандум о взаимопонимании в отношении сотрудничества по проекту ВНХК. Он касался предполагаемого приобретения компанией ChemChina контрольного пакета акций в ВНХК. Также «Роснефть» в присутствии президента России Владимира Путина подписала меморандум о взаимопонимании с итальянской компанией Pirelli в отношении производства и поставки синтетического каучука в рамках реализации проекта ВНХК. Итальянцы хотели использовать ВНХК для поставок каучука на собственные шинные предприятия в Азии.

Проект неоднократно поддерживали президент Владимир Путин, премьер-министр Дмитрий Медведев и региональные власти. ВНХК часто ставилось в один ряд с Амурским ГПЗ как один из ярчайших примеров эффективности территорий опережающего развития. Аналогия с проектом “Газпрома” здесь не случайна – по обоим инвестиционным проектам пару лет назад шла активная риторика о необходимости почти “эксклюзивного” применения нового экономического законодательства на Дальнем Востоке к подобным “триллионным” инициативам государственных компаний. И, что важно, по обоим проектам были приняты конкретные шаги на правительственном уровне, которые не только наделили инициаторов возможностью пользоваться всей палитрой льгот и преференций, но и определенным образом улучшили положение “гигантов” на фоне остальных резидентов.

Так, специально для проекта ВНХК правительством России 7 марта 2017 года была создана территория опережающего развития (ТОР) “Нефтехимический”. В ТОР были включены кадастровые кварталы в районе пади Елизарова Партизанского района Приморского края, а именно та площадка, на которой должно было далее развернуться строительство. 8 сентября 2017 года в реестре резидентов ТОР Дальнего Востока появляется запись №175 – по договору 1/Р-175 между АО “КРДВ" и АО "Восточная нефтехимическая компания” последняя принимает на себя обязательства реализовать инвестиционный проект по строительству комплекса нефтепереработки. По данным КРДВ на июль 2018 года, сумма инвестиционных обязательств по договору составила 658 740,00 рублей плюс создание 4420 рабочих мест. К упомянутому выше договору были заключены два доп.соглашения – от 19 сентября 2018 года и от 19 апреля 2019 года, о сути этих дополнительных договоренностей редакции EastRussia не известно.

Кстати, до настоящего момента компания ВНХК является единственным резидентом ТОР “Нефтехимический”. Буквально недавно – в конце марта 2019 года – ТОР “Нефтехимический” было расширен отдельным постановлением правительства России почти на 1000 гектаров. Изменения границ мотивировались необходимостью предоставить режим ТОР инвестору, намеревающемуся разместить здесь комплекс по строительству минеральных удобрений (ЗАО “НЗМУ”). Связаны ли предприятия технологически и как повлияет отказ одного инвестора от инициативы на активность другого – не ясно. К слову, ЗАО “НЗМУ” пока не зарегистрировано резидентом ТОР “Нефтехимическая".

Создание ТОР и предоставление комплекса налоговых льгот проекту ВНХК – не единственная мера, предпринятая в поддержку проекта по линии Минвостокразвития России. Так, например, ВНХК – один из ключевых бенефициаров механизма продления сроков предоставления налоговых льгот для крупных инвесторов в ТОР. По сообщению Минвостокразвития России, согласно принятым поправкам в Налоговый кодекс, для проектов с объемом инвестиций свыше 500 млрд рублей льгота по налогу на прибыль организаций должна быть продлена с 10 лет до 19 лет. Необходимость соответствующей корректировки обосновывалась руководителями Минвостокразвития тем, что за период в 10 лет, установленный базовым законодательством о ТОР, крупное предприятие не успеет построиться, выйти на проектную мощность и начать генерировать прибыль.


ГДЕ ВЗЯТЬ ДЕНЬГИ НА ИНФРАСТРУКТУРУ?
По информации EastRussia, основной интерес лоббистов проекта к механизму ТОР в случае с ВНХК складывался не столько из-за возможных налоговых льгот и преференций, сколько из-за формальной возможности именно через механизм ТОР построить внешнюю и социальную инфраструктуру для предприятия за счет федерального бюджета. Собственно, именно эти расходы и стали камнем преткновения для проекта, что также следует и из свежего заявления “Роснефти”.

Проблематике строительства ВНХК посвящена целая глава в Докладе о комплексном развитии Дальнего Востока к Государственному совету РФ в 2017 году. Так, в документе говорится о том, что "29 декабря 2016 года Президент Российской Федерации В.В. Путин утвердил перечень поручений по вопросу поддержки проекта строительства Восточного нефтехимического комплекса, включающий такие задачи, как: включение в соответствующие государственные и федеральные целевые программы мероприятий по строительству объектов внешней инфраструктуры Восточного нефтехимического комплекса и финансирование такого строительства за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета; снабжение Восточного нефтехимического комплекса природным газом, поставляемым ПАО «Газпром», в необходимом объеме; создание ТОР «Нефтехимический»".

"ТОР «Нефтехимический» создан 7 марта 2017 года. Другие поручения Президента Российской Федерации В. В. Путина по состоянию на 1 августа 2017 года не исполнены”, – говорится в докладе.

Ключевой вопрос поддержки проекта – строительство обеспечивающей инфраструктуры, в том числе морского терминала в заливе Восток, инженерных коммуникаций на строительной площадке, ж/д инфраструктуры и автомобильных дорог, нефтепровода от ВСТО, энергетической и социальной инфраструктуры. "Стоимость указанной инфраструктуры оценивается в объеме 137 млрд рублей. Таким образом, ожидаемый мультипликатор проекта составит 4,8 рублей частных инвестиций на 1 рубль государственных вложений”, – посчитано в докладе. 

В качестве источника для данных инвестиций в докладе к Госсовету РФ предлагалось использовать налоговые поступления от проекта, "что станет возможным после принятия законопроекта о целевых налоговых льготах инвесторам Дальнего Востока в объеме инвестиций в инфраструктуру для новых производств”. Даже был посчитан срок – чтобы вернуть инвестору 137 млрд рублей за инфраструктуру, его надо полностью освободить от налога на прибыль и на имущество на 15 лет.  Однако данный инструмент – льготы в обмен на инфраструктуру – пока не принят и не заработал, соответственно, план поддержки проекта, предложенный на тот момент Минвостокразвития, не был реализован. 


ВЕРНЕТСЯ ЛИ "РОСНЕФТЬ" К ПРОЕКТУ ВНХК?
Конечно же, для тех, кто в курсе тем по государственному развитию Дальнего Востока, немного странно, что в своем заявлении “Роснефть” апеллирует к "стабильности и привлекательности фискального режима”, не упоминая полученный статус резидента ТОР. Дело в том, что, имея статус резидента, компания уже получила право на налоговые льготы. Как было отмечено выше, в интересах в том числе ВНХК эти льготы специально продляли. Что касается “стабильности” фискального режима – на этот счет специально принимался и с 1 января 2019 года действует закон о “дедушкиной оговорке”, устанавливающий, что акты законодательства о налогах и сборах, меняющие условия налогообложения не применяются для резидентов ТОР и СПВ, в течение десяти лет с момента получения ими соответствующего статуса при условии, что такие акты законодательства о налогах и сборах вступили в силу после получения ими соответствующего статуса.

Тем более что для “Роснефти” все эти механизмы предельно понятны и знакомы – ведь несмотря на “проблемный” ВНХК, компания здесь же, в Приморском крае, успешно реализует другой крупный инвестпроект – развитие судостроительного кластера на Дальнем Востоке, ядром которого должен стать судостроительный комплекс «Звезда» в городе Большой Камень. Уже в текущем году там планируют спустить на воду первый корабль — судно снабжения ледового класса. В 2021 году на судоверфи построят первый танкер «Афрамакс», а в 2020-м начнут строить ледокол «Лидер». Компания намерена модернизировать социальную, транспортную и коммунальную инфраструктуру города и построить жилье ее работников «Звезды».

ООО “Судостроительный комплекс “Звезда” является резидентом специально созданной для этого проекта ТОР “Большой камень”. Компания пользуется всеми льготами, а через механизм государственного финансирования инфраструктуры для резидентов ТОР бюджет параллельно вкладывает 3,15 млрд рублей в энергетику, жилье и сети. Заметим, что эти бюджетные расходы закладывались в ТОР “Большой камень” прямо с момента создания. В отличие от этого, создание ТОР “Нефтехимический” на момент создания не предусматривало государственных инвестиций в инфраструктуру. 

Определенная удовлетворенность условиями реализации “Звезды” “слышна” и в самом заявлении “Роснефти”: "...Компания поддерживает инициативы заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Ю.П. Трутнева по стимулированию стратегических проектов на Дальнем Востоке... При наличии привлекательных и гарантированно стабильных фискальных и регуляторных условий «Роснефть» и ее партнеры будут готовы вернуться к реализации проекта ВНХК".


ИНВЕСТИЦИИ СОКРАТЯТСЯ НА 25%
По сути, ничего нового не произошло, – говорят эксперты, опрошенные EastRussia. Упомянутые выше поручения президента по факту остаются не выполненными, механизм финансирования инфраструктуры, предложенный Минвостокразвития, не заработал. Инвестор долгое время переносил сроки реализации проекта. Да и теперь, по сути, тоже перенес, но в более жесткой форме – путем отказа от реализации с оговоркой о возможности вернуться к рассмотрению в другие сроки. 

Тем более, что до того момента, пока АО “ВНХК” формально будет являться резидентом ТОР “Нефтехимический” – инвестор удерживает за собой инициативу. О том, что за инвестором уже числится земельный участок, в частности, свидетельствует факт уплаты им земельного налога: по данным открытых источников, в 2017 году АО “ВНХК” уплатило в бюджет по этой статье 6,7 млн рублей. 

Но вот что интересно – инвестиции ВНХК уже посчитаны во всех возможных отчетах Минвостокразвития России как привлеченные. И если при переносе сроков по инициативе инвестора они как бы таковыми и остаются, то публичный отказ “Роснефти” ставит ведомство в крайне неловкое положение. Формально – соглашение с КРДВ еще действует, так что как бы инвестиции можно считать себе в зачет. А по факту – инвестор публично заявил, что действующие инвестиционные условия его не устраивают, и строить он отказывается. Значит, по совести – надо из отчетов эти инвестиции вычитать. А ведь сумма здесь достаточно "болезненная” – если на данный момент в отчетах КРДВ по инвестициям в ТОР и СПВ звучит цифра в 2,96 трлн рублей – “вычет” отсюда 650 млрд ВНХК сокращает показатель сразу на четверть. 

Собственно, о том, что заявления “Роснефти” стали сюрпризом для Минвостокразвития и дальневосточных властей, говорит и полное отсутствие официальной реакции на заявление. Тему отказались комментировать в АО “КРДВ”, в Министерстве Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики, в Администрации Приморского края: ни один запрос EastRussia на разъяснение позиции не был удовлетворен.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике