Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Русские в Монреале

О жизни русской общины в крупнейшем городе франкоязычной Канады

Русские в Монреале
Фото: Александр Плахов

По данным переписи 2006 года, в Канаде насчитывалось больше полумиллиона жителей, которые называют русский своим первым или вторым языком. Очевидно, что за последние восемь лет число русскоязычных иммигрантов из России и стран бывшего СССР выросло. Попав в новое общество, они должны интегрироваться в экономическую и социальную жизнь и одновременно решить сложнейший вопрос о национальном самоопределении для себя и своих детей. Русская община в Монреале одной из первых нащупала ответ и подает пример успешного синтеза двух культур.

Следует сразу оговориться, что под русскими в Канаде понимают всех выходцев с территории бывшей Российской империи или СССР, общающихся на русском языке независимо от национальности. «Русскими» называют украинцев, молдован, евреев, белорусов, представителей среднеазиатских и кавказских республик. Хотя русская эмиграция в Канаду никогда не была такой массовой, как эмиграция в европейские страны и США, ее можно условно разделить на несколько «волн».

В XIX веке иммиграция из России в Канаду носила в основном религиозный характер. Одними из первых за океан переехали несколько тысяч русско-немецких менонитов, которые в 1870-е годы поселились на территории нынешней провинции Саскачеван. Следующая крупная группа переселенцев прибыла в Канаду в конце XIX века. Это были представители общины духоборов – христианской конфессии, которая подвергалась в России преследованиям со стороны властей. Финансовую поддержку их переезду оказывал Л.Н. Толстой, передавший на эти цели гонорар за роман «Воскресение». В 1898–1899 годах около 8 тыс. духоборов обосновались на территории нынешней провинции Саскачеван. Впоследствии им пришлось переселиться еще раз – дальше на запад, в провинцию Британская Колумбия. В XIX – начале XX века в Канаду также прибыло значительное число иммигрантов из Польши и Финляндии, входивших тогда в состав Российской империи. Например, известная актриса и звезда журнала «Плейбой» Памела Андерсон имеет финские корни и русских предков со стороны матери.

По-настоящему массовая иммиграция началась после революции 1917 года. Она также была вынужденной. Первоначально это были представители интеллигенции, военных, дворянства – все, кто не был согласен с приходом к власти коммунистов. Они основали первые русские общины в канадских городах, главным образом в Ванкувере, Торонто и Монреале. Ярким представителем этой волны был выдающийся канадский дипломат Георгий Павлович Игнатьев – сын графа П.Н. Игнатьева и княгини Натальи Мещерской. Семья покинула Россию, когда ему было 5 лет. Впоследствии он служил послом Канады в Югославии, постоянным представителем страны в НАТО и ООН. Потомки этих эмигрантов бережно сохраняют литературный русский язык и культуру, но при этом избегают контактов с представителями более поздних волн уже советской эмиграции.

Следующий приток русскоязычных иммигрантов произошел в 1940-е годы. После войны в Канаду поехали бывшие военнопленные, боявшиеся возвращаться в СССР и бежавшие из Европы, а также широкая категория тех, кого при Сталине считали «врагами народа», включая настоящих военных преступников, сотрудничавших в фашистами. Большинство из приехавших стремилось поскорее раствориться в новом обществе и забыть свое прошлое. Однако сделать это дают не всем. Так, в 2008 году Канада выдала Италии нацистского преступника Михаэля Зайферта. Военный суд в Вероне приговорил 84-летнего эсэсовца к пожизненному заключению. В 2012-м Центр Симона Визенталя, занимающийся поиском нацистских преступников по всему миру, объявил, что недалеко от Монреаля проживает один из подозреваемых в массовом убийстве жителей деревни Хатынь. Правда, дело о его выдаче не получило хода из-за недостатка доказательств.

Следующая иммиграционная волна 1970–80-х состояла из диссидентов, участников правозащитного движения и тех немногих, кто смог нелегально пересечь границу. Например, в 1980 году во время пересадки в аэропорту в Канаду бежал советский шахматный гроссмейстер Игорь Иванов. Основная часть иммигрантов эпохи застоя – это интеллигентные люди, главным образом еврейского происхождения, поскольку лишь евреи имели право покидать Советский Союз. Они достаточно быстро интегрировались в сильную еврейскую общину, однако продолжают общаться между собой на русском языке.

Современный и, наверное, самый массовый этап иммиграции носителей русского языка и культуры в Канаду начался с распадом СССР. Иногда его тоже делят на несколько периодов. В первую очередь в Канаду стали уезжать русские из бывших советских республик, столкнувшиеся с дискриминационной политикой новых национальных правительств и не имевшие возможности попасть в Россию. Среди них преобладали выходцы из Молдовы, Казахстана, стран Прибалтики и Украины. По их рассказам, многие ехали наудачу, не зная языка и не имея представления о канадском обществе. С конца 1990-х началась волна новой, «экономической», миграции. В Канаду едут деловые люди и квалифицированные специалисты с достаточным количеством средств и знанием иностранных языков. Их выбор мотивирован не политическими причинами, а более комфортными условиями работы и жизни в Канаде, безопасностью и хорошим образованием для детей. Благодаря развитию коммуникаций они не теряют связи с Россией, сохраняют российское гражданство и часто путешествуют между двумя странами. Для деловых людей иммиграция в Канаду – один из самых доступных способов получить паспорт, который дает возможность беспрепятственно посещать большинство стран мира.

Русская община и русский язык в Монреале

Монреаль – уникальный для Северной Америки пример, когда крупная русскоязычная община существует в двуязычной среде. Официальным языком провинции Квебек, где расположен город, является французский, но до 20% жителей Монреаля все-таки общаются на английском. По разным данным, русская диаспора насчитывает здесь от 60 до 80 тыс. человек, поэтому на улицах регулярно слышна русская речь. В городе работает множество предприятий: от автошкол до парикмахерских, владельцами которых являются русскоговорящие канадцы. Например, в Монреале насчитывается почти два десятка магазинов, где продаются привычные в России продукты: от конфет фабрики «Красный Октябрь» и пряников до соленых огурцов и гречки. Причем многие продукты производятся в Америке на предприятиях иммигрантов из стран бывшего СССР. В городе издается несколько русскоязычных газет, работают русскоязычные телеканал и радио. На Новый год по местному франкоязычному телевидению можно запросто наткнуться на передачу, где русский повар рассказывает, как готовить традиционную кулебяку.

В русскоязычной общине города есть представители всех волн русской эмиграции, хотя большинство прибыло в Монреаль за последние 20 лет. По своему этническому составу это в основном выходцы из Молдовы, Украины, Белоруссии, русские, покинувшие республики Средней Азии, евреи, переехавшие из Израиля. Иммигранты из России составляют лишь незначительную часть русскоязычной общины, но среди них есть представители практически всех регионов Российской Федерации.

После переезда в другую страну и первых лет, необходимых для обустройства на новом месте, перед русскоговорящими иммигрантами остро встает вопрос о сохранении своего культурного и национального самосознания. С одной стороны, многие встают на путь полной интеграции в канадское общество. Это означает постепенный, но неотвратимый отрыв от русской культуры и угасание родного языка. В таких семьях процесс ассимиляции особенно быстро происходит у детей, которые полностью интегрируются во франко- или англоязычную среду. Для этого достаточно лишь ненадолго оставить ребенка без русскоязычного общения. В то же время французский в Квебеке продвигается очень агрессивно – даже на школьных переменах ученики обязаны говорить только на официальном языке провинции.

Как показывает статистика, в 1951 году русский язык считали родным 188 тыс. канадцев, в 1971-м – около 160 тыс., а еще через 20 лет – от 32 до 35 тыс. человек. Такая тенденция может объясняться влиянием целого ряда демографических факторов, в число которых входит и процесс ассимиляции.

С другой стороны, русские иммигранты, особенно интеллигентные люди, крепко держатся за свою культуру и всегда ищут способы сохранить язык и привить детям чувство гордости за родную страну. Для верующих такую возможность дает Русская православная церковь, которая сравнительно широко представлена в Квебеке. В провинции с населением 8 млн человек действуют шесть православных приходов, половина из которых приходится на Монреаль.

Русская школа

Если церковь дает общине возможность для духовного самоопределения и сохранения религиозных традиций, то способом воспитания любви к родному языку, истории и культуре стала русскоязычная школа для детей иммигрантов. «Люди, с которыми мы работаем, ориентированы на то, чтобы сохранить свою групповую и этническую идентичность, на сохранение всего того, что они привезли с собой», – рассказывает Татьяна Кругликова, директор субботней русской школы «Грамота». 17 лет назад выпускница филологического факультета МГУ открыла первое в Канаде учебное заведение, ориентированное на базовую российскую программу обучения. Сегодня в нем учатся уже больше 500 детей. «Тяга ко всему «своему» на Американском континенте гораздо более выражена, чем у иммигрантов в Европе. Поэтому они хотят, чтобы ребенок, помимо местного образования, получил надежное и уже известное им русское образование по математике, русскому языку, литературе, истории России и мира, географии, музыкальной культуре», – поясняет она.

В состав 30 классов русской школы входят группы раннего развития, два подготовительных уровня, все начальные классы, 6 классов среднего и старшего звена, класс русской речи и класс подготовки в колледж. Дети учатся по новейшим российским учебникам и специальным дидактическим разработкам для русской школы за рубежом, а преподавательскому составу могут позавидовать некоторые университеты. При школе работают кружки живописи, русских народных ремесел, танцев, хоровая и театральная студии, секция карате.

Родителей, имеющих за спиной советское или российское образование, обычно не устраивает программа канадской средней школы, которая отстает практически по всем предметам, в особенности по математике, физике, химии. Поэтому в русской школе ученики изучают не только язык и литературу, но и точные науки. Благодаря этому французские и английские учителя лицеев и колледжей в один голос говорят, что русские ученики очень сильны в математике. Дети жалуются, что в Канаде им практически не преподают мировую историю, зато из года в год они вынуждены изучать хронику своих провинций. Этот пробел приходится заполнять в русской школе. С 2001 года ученики «Грамоты» принимают участие в Международном интернет-конкурсе «Родной язык, великие звуки!..», где их сочинения регулярно получают призовые места.

Синтез двух культур

«Школа – наиболее эффективный способ поддержания русской идентичности благодаря русской среде, благодаря общению между русскими детьми и главным образом благодаря дружбе, которая завязывается среди русских сверстников», – отмечает Татьяна Кругликова. Действительно, по наблюдениям русских иммигрантов – взрослых и подростков, для североамериканцев фраза классика «нет уз святее товарищества!» кажется по меньшей мере странной. Воспитанные в атмосфере крайнего индивидуализма и прагматизма, канадские тинейджеры не допускают близкой дружбы, означающей слишком глубокое вторжение в личное пространство. «Они всегда держатся на дистанции, даже школьные подруги, с которыми мы общались пять лет и с которыми у нас были очень хорошие отношения», – делится впечатлениями одна из выпускниц русской школы. В итоге настоящая дружба в русском понимании этого слова, означающем отказ от эгоистичных интересов в пользу общих, оказывается возможной только между русскоязычными детьми.

Еще одна отличительная черта детей, которые живут в канадском обществе, но сохраняют российские культурные традиции, – это гораздо более широкий кругозор по сравнению со своими сверстниками. Они равным образом блестяще владеют тремя языками: русским, французским и английским, стремятся получить престижное образование, преуспеть в жизни, сохраняя четкое национальное самосознание. Они открыты, образованны, толерантны и чувствуют себя настоящими гражданами мира. Это уникальное явление, которое стало возможным благодаря синтезу русской и западной культур.

Наконец, эти дети научились в Канаде любить Россию. «Эти ребята – носители особого патриотизма. Все они безусловно ощущают себя русскими и готовы подробно, по-своему и достаточно самобытно рассказать, что под этим подразумевается», – поясняет директор школы «Грамота». Российскому читателю это может показаться странным, но многим ребятам, выросшим в Канаде, даже трудно поверить, что на свете есть страна, где все люди – на улице, в метро, магазинах, школах, на детских площадках – разговаривают на русском языке. Они гордятся Россией и очень хотели бы в ней побывать.