Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Сахалинский мост раскладывают потихоньку

Почему Россия еще не начала строить переход Сахалин-материк

На минувшей неделе дальневосточный вице-премьер - полпред президента в ДФО Юрий Трутнев поставил промежуточную точку в вопросе строительства мостового перехода на Сахалин. Решение по этому поводу могло бы стать главной новостью четвертого Восточного экономического форума, но из-за острожного высказывания на этот счет президента России Владимира Путина новостью так и не стало. EastRussia разбиралось, откуда возьмется грузопоток для нового моста и хочет ли его сооружения кто-то сильнее, чем власти Сахалина.

Сахалинский мост раскладывают потихоньку
Фото: Сергей Мальгавко / Фотобанк ВЭФ, ТАСС
НА ЯЗЫКЕ У ГЛАВ ГОСУДАРСТВ

Как уже сообщало EastRussia, тему мостового перехода Сахалин-материк на заседании президиума Госсовета перед четвертым ВЭФ попытался поднять сахалинский губернатор Олег Кожемяко, попросивший президента России принять решение о начале строительства перехода. "Сахалинцы, да и жители Хабаровского края ждут, Владимир Владимирович, вашего решения о строительстве железнодорожного перехода между Сахалином и материком. Реализация этого проекта положительно повлияет на качество жизни островитян, в целом на социально-экономическое развитие Сахалина и Хабаровского края, откроет для страны выход к незамерзающим портам на востоке страны, станет первым шагом в реализации трансконтинентального проекта по созданию перехода между Сахалином и Хоккайдо в Японию", - сказал губернатор. Глава государства, впрочем, не ответил напрямую ни да, ни нет. 

На пленарном заседании ВЭФ Владимира Путина попытался вернуть к теме модератор дискуссии Сергей Брилев. "Вы спросили о мосте на Сахалин, - ответил президент. - Да, это существенным образом раскроет потенциал портов Сахалина. Но нужно понять объем перевозок. Поэтому в этом смысле нам крайне важно наладить сотрудничество со странами региона. От этого зависит принятие нами экономических решений по объёмам инвестиций в развитие своей собственной инфраструктуры. Это не праздные встречи и не праздные разговоры". 

При этом "страны региона", упомянутые Владимиром Путиным, остаются крайне осторожны в оценках перспектив проекта. Например, японский премьер Синдзо Абэ на пленарном заседании ВЭФ заявил, что для оценки "соединения железнодорожным переходом материковой части России и Сахалинского острова, а потом уже дойти до Японии", "необходимо прежде всего между экспертами тщательно изучить технические возможности и экономическую рентабельность".

А на прошлой неделе в интервью телеканалу НТВ Юрий Трутнев заявил, что "сахалинский мост может быть только решением президента РФ", а "никто другой такую задачу решить не сможет". Ничего нового господин Трутнев этим не сказал: все и так понимают, что решение о старте стройки стоимостью в сотни миллиардов рублей, имеющей к тому же геополитический смысл, в России может принять только президент. 

ОКУПАЕМОСТЬ В ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА

Летом 2018 года РЖД опубликовало предварительную оценку стоимости возведения мостового перехода на Сахалин с инфраструктурой, включив проект в свою инвестпрограмму. Согласно этим данным, проект разбивается на три составляющих: шестикилометровый мост через пролив (252,8 млрд руб.), 579 км примыкающих железнодорожных путей (287,5 млрд руб.) и новый глубоководный угольный порт в районе поселка Ильинский в заливе Делангля (еще 30-100 млрд руб.). Строительство предполагается осуществить в режиме концессии, передав затем концессионеру только мост, мост с железной дорогой или все это с новым портом на Сахалине. 

В расчетах РЖД предполагалось, что 100 млрд руб. вложений обеспечит федеральный бюджет, 90 млрд руб. - "Фонд развития Дальнего Востока" (ФРДВ), 60 млрд руб. - "Корпорация развития Сахалинской области" (КРСО). В ФРДВ и КРСО эти планы до сих пор не прокомментировали, но известно, что капитал, которым на данный момент могут распоряжаться фонд и региональная корпорация, пока меньше сумм, содержащихся в расчетах РЖД. 

Госмонополия пока выделила 1 млрд руб. на проектирование мостового перехода. Строительные работы могут начаться в 2019 году и должны быть завершены за пять лет. В РЖД пообещали представить в правительство РФ первые результаты проектировочных расчетов, выполняемых Дальневосточным проектно-изыскательским институтом транспортного строительства, осенью 2019 года.

Оценка грузовой базы моста на Сахалин - ключевой момент для принятия решения о начале строительства. В РЖД оценивают базу моста в 8,5 млн тонн, а с учетом строительства глубоководного порта - в 46,9 млн тонн. День спустя после того, как тема Сахалинского моста прозвучала на пленарной сессии четвертого ВЭФ, в госкомпании заявили, что не рассчитывают вернуть вложения в мостовой переход "раньше, чем через 26 лет после начала его эксплуатации", хотя оценили грузовую базу проекта уже в 30 млн тонн.

Отвечая на вопрос, откуда возьмутся эти объемы и как они соотносятся с текущими грузоперевозками на Дальнем Востоке, нужно вернуться на месяц назад - к августовской комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности, которую провел в Кемерово Владимир Путин. Тогда, как уже сообщало EastRussia, грузооборот портов Дальневосточного бассейна был оценен в 191,7 млн тонн. Большую его часть составляет экспортный уголь. Глава Минэнерго Александр Новак на комиссии подсчитал, что Россия за 2018 год экспортирует через Дальний Восток 100 млн тонн угля. К 2025 году эти объемы удвоятся, достигнув 207 млн тонн. Из них 195 млн тонн нужно будет перевезти по железным дорогам. Только исходя из этих оценок, в РДЖД полагают, что порядка 30 млн тонн угля можно будет перенаправить на Сахалин, - если, разумеется, к тому времени на острове появятся соответствующие портовые мощности.

В 2017 году Сахалин, по данным министерства ЖКХ региона, добыл 7,65 млн тонн угля. На экспорт было вывезено 7,5 млн тонн. Перевалка угля возможна через ограниченное количество портов, в первую очередь это Шахтерск, принадлежащий крупнейшей угледобывающей компании Сахалина, "Восточной горнорудной компании" (ВГК). К 2020 году компания намерена довести объем перевалки в порту до 12 млн тонн в год. В 2017 году ООО "Угольный морской порт Шахтерск" отгрузило 4,6 млн тонн угля, план на 2018-й - 7,5 млн тонн. Однако все объемы порту дает ВГК, и сторонним грузоотправителям места на причалах Шахтерска пока нет. 

САХАЛИНСКИЕ ЭФФЕКТЫ 

На пресс-конференции по итогам четвертого ВЭФ Юрий Трутнев признал, что экономическое обоснование для строительства такого крупного инфраструктурного объекта, как сахалинский мост, "это достаточно сложный процесс". Ряд СМИ по итогам пресс-конференции опубликовали со ссылкой на вице-премьера сообщения о том, что "мост на Сахалин окупит сам себя". Но господин Трутнев говорил не совсем так. на самом деле, упомянув о расхождении в оценках грузовой базы будущего моста с коллегами из китайской China Communication Construction Company, встреча с которой прошла накануне, Юрий Трутнев сказал, что "достаточно трудно предугадать полностью окупаемость инфраструктурного объекта".

"Что касается моста, идет такой же сложный процесс, он неоднородный. Есть позиции людей, которые говорят что мост не окупится, район труднодоступный, дорога длинная. Я придерживаюсь совершенно другой точки зрения. У нас на Сахалине цены на строительные материалы превышают материковые в два-три раза. В год только бюджетная сфера Сахалина закупает для строительства объектов строительных материалов на сумму 90 млрд рублей. Таким образом, экономия только с Сахалина может составить, по нашим оценкам, не менее 40 млрд руб. Точно не будем ограничиваться только тем, что снизится стоимость строительства и строительных материалов, хотя это тоже важно. Возникает много других эффектов. Будем продолжать спорить с нашими оппонентами и доказывать свою позицию", - сказал вице-премьер. 

С оценкой предполагаемого эффекта от моста для строительной отрасли Сахалина Юрий Трутнев попал во все новостные ленты, но срок окупаемости проекта он не называл - позднее это, напомним, сделало РЖД, заявив, что не рассчитывает на возврат вложенных в мостовой переход средств ранее, чем через 26 лет. На Петербургском международном экономическом форуме весной 2018 года Юрий Трутнев говорил, что мостовой переход на Сахалин - "это большая экономия на транзите грузов на Сахалин". "Мы считали, ежегодный объем такой экономии исчисляется миллиардами. Она тоже будет работать на окупаемость моста", - говорил он, добавляя, что главным в проекте является все же то, что "создается новая география мира". 

Безусловно уверены в необходимости мостового перехода на Сахалин в самом регионе. Областные власти сделали будущий мостовой переход центральной темой своего павильона на "Улице Дальнего Востока" на четвертом Восточном экономическом форуме не зря. Губернатор области Олег Кожемяко заявил EastRussia, что проект, который соединит регион постоянным сообщением с материковой частью России, не имеет минусов. "Остров на протяжении всей своей истории всегда был труднодоступен с точки зрения и навигационного периода, и межсезонья, и штормовых условий. Отсюда дороговизна переправки в контейнерах груза. Мы не могли получать свежие продуты, когда мы дожидались перегруза по неделе в порту Ванино", - говорит губернатор. По его словам, новый мостовой переход - это и рабочие места для железнодорожников, и возможность дополнительных экспортных поставок в АТР.

"Мост сложно переоценить, и нет никаких других аргументов, кроме того, что говорят - дорого. Но давайте сделаем усилие! Страна строила в свое время Транссиб, который вызывал большие споры и сомнения. Тем не менее, сегодня благодаря этому развился Дальний Восток. Строилась Китайско-Восточная железная дорога, которая дала России выходы на Порт-Артур, на юг, и послужила развитию и наших территорий, и Китая, которому была передана позднее. Железнодорожное сообщение и любые транспортные пути сложно переоценить. Это - возможность перемещения людей, грузов, это - общность государства, мировой экономики, способность к интеграции, способность жить и развиваться. Невозможна без транспортного сообщения ни торговля, ни производство, ни туризм", - считает глава региона. 

Между тем, как сообщало EastRussia, у экспертов есть сомнения в рентабельности проекта мостового перехода на Сахалин. Доцент кафедры международных отношений Восточного института ДВФУ Артем Лукин считает, что "мост либо тоннель на Сахалин с точки зрения грузопотока на остров и обратно не окупится никогда", и "насущной необходимости в нем нет". "С грузопотоком справляются железнодорожные паромы Ванино - Холмск и линейные судоходные сервисы из Владивостока до Корсакова. Для развития пассажирских перевозок между Сахалином и материком оптимальнее использовать авиатранспорт. Теоретически мост между материком и Сахалином мог бы быть целесообразен в долгосрочной перспективе, если в дополнение к нему будет построен мост Сахалин-Хоккайдо, который обеспечит переключение грузопотока от deep-sea на новый железнодорожный маршрут Хоккайдо - Сахалин - Комсомольск-на-Амуре и далее по БАМу до Москвы и Европы", - говорит эксперт.